Жалоба на постановление об избрании меры пресечения ареста

Жалоба на постановление об избрании меры пресечения ареста

Московского городского суда

от адвоката Баламутова К.А.

По уголовному делу № 00000 по обвинению Иванова А.А., предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ.

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на постановление Хорошевского районного суда о продлении меры пресечения

в порядке ч. 3 ст. 389.2 УПК РФ

Постановлением Хорошевского районного суда г. Москвы от 01.01.2008г. (далее – Постановление) Иванову А.А. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Согласно Постановлению, Иванов А.А. обвиняется в том, что он совершил покушение на незаконный сбыт наркотических средств, группой лиц по предварительному сговору. Так он, вступив с Петровым А.А. и Сидоровым А.А. в предварительный преступный сговор на незаконный сбыт наркотических средств и действуя с соучастниками совместно, с единым умыслом, направленным на незаконный сбыт наркотических средств, и согласно распределенным ролям, в то время как Петров А.А. и Сидоров А.А. подыскали и прибрели у неустановленного источника, в целях последующего сбыта наркотическое средство гашиш, он (Иванов А.А.) 30 июля 2008 г. приискал покупателя наркотического средства – Трофимову, договорившись с ней о встрече. В дальнейшем он, Петров А.А. и Сидоров А.А. прибыли на встречу с Трофимовой, действовавшей в ходе оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка». Иванов А.А. получил от Трофимовой денежные средства в размере 1.800 рублей, после чего передал их соучастнику Петрову А.А., который в свою очередь, сбыл Трофимовой наркотическое средство гашиш общей массой 0.7 гр.

Далее, согласно постановлению, суд полагает, что « Оснований для изменения избранной в отношении Иванова А.А. меры пресечения в виде заключения под стражу на иную не связанную с лишением свободы суду не представлено. Органом предварительного следствия представлены достаточные данные, подтверждающие обоснованность применения к Иванову А.А. меры пресечения в виде заключения под стражу т.к. ему предъявлено обвинение в совершении преступления, относящегося согласно ст. 15 УК РФ, к категории преступлений особо тяжких, а с учетом конкретных обстоятельств преступления и фактических обстоятельств деяния, в совершении которого обвиняется Иванов А.А., есть основания полагать, что, оставаясь на свободе, он может помешать установлению истины по делу, т.е. скрыться от органов следствия и суда».

Считаем, что данное постановление незаконно, необоснованно и подлежит отмене по следующим обстоятельствам.

В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК РФ при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. В вышеуказанном постановлении формально перечислены положения УПК РФ и ходатайства следователя СС УФСКН об избрании меры пресечения, без указания конкретных обстоятельств.

В Постановлении Президиума Верховного суда РФ от 27.09.2006 г. «О рассмотрении результатов обобщения судебной практики об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений» указано на недопустимость формального подхода к разрешению ходатайств о заключении под стражу, поскольку это самая строгая мера пресечения, ограничивающая права, свободу и личную неприкосновенность человека, и гражданина. В нем указано, что «судьи в постановлениях лишь формально перечисляли указанные в ст. 97 УПК РФ основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, не приводя при этом конкретных исчерпывающих данных, на основании которых суд пришел к выводу, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью».

В соответствии обжалуемым постановлением выводы суда о возможности Иванова А.А. скрыться от следствия и суда, а также продолжать заниматься преступной деятельностью носят характер предположений и домыслов. При этом судом не дана оценка тому, что Иванов А.А. зарегистрирован в г. Москве, проживает с родителями, учится в институте иностранных языков, где положительно характеризуется. Возраст Иванова А.А. 19 лет, и он ранее не привлекался ни к уголовной, ни к административной ответственности.

Не может Иванов А.А. и воспрепятствовать установлению истины по делу т.к. сразу после задержания предоставил следствию чистосердечные показания, а также заявление о готовности сотрудничать со следствием. Данные обстоятельства не были изучены судом и им не была дана какая-либо оценка.

В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 10.10.2005 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ» обстоятельства, оправдывающие изоляцию лица от общества «должны быть реальными, обоснованными, т.е. подтверждаться достоверными сведениями». Также указано, что суды должны указывать не только на конкретные обстоятельства, но и доказательства, подтверждающие наличие таких обстоятельств. Такие доказательства обжалуемое постановление не содержит.

Кроме того, Иванов А.А. проводил лечение у терапевта по поводу вегето – сосудистой дистонии (см. справку гор. поликлиники № 139), в 2004 г. у него выставлен диагноз миопия средней степени обоих глаз. Дальнейшее пребывание Николаева А.С. в изоляторе может негативно отразиться на его здоровье.

Обращает на себя внимание изначально невнимательное и не вдумчивое отношение судьи Е_______ к данному процессу, характеризующее абсолютно безразличное отношение к рассматриваемому вопросу. Так согласно постановлению судья указала: «…Иванов А.А. оставаясь на свободе (?) …может помешать…». Судья Еремина скорее всего не заметила, что Иванова А.А. доставил в зал судебного заседания конвой, что свидетельствует о том, что до 28.11.2008 г., т.е. до дня судебного заседания Иванов А.А. находился под стражей. Ранее, со дня возбуждения уголовного дела, Иванов А.А. не находился на свободе ни одного дня и не одного часа. В связи с этим, размышления судьи о вредных и незаконных действиях Иванова А.А. находящегося на свободе абсурдны и носят характер домыслов и предположений.

Крайнее недоумение защиты вызывает фраза в постановлении: «…он (Иванов А.А.) может помешать установлению истины по делу, т.е. скрыться от органов следствия и суда». Иными словами, непонятно каким образом судья сделала вывод, что установление истины по делу – это есть невозможность скрыться от органов следствия. Отсюда вывод, что ИСТИНА по уголовному делу есть не что иное, как — Иванов А.А., содержащийся в изоляторе под стражей. И при отсутствии данного условия (Иванова А.А. под стражей) истину по делу установить не возможно.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ч. 11 ст. 108 УПК РФ

ПРОШУ

1. Отменить Постановление Хорошевского районного суда г. Москвы от 01.08.2008 г.

2. Избрать Иванову А.А. в качестве меры пресечения иную не связанную с лишением свободы.

Приложение: ордер № БК — 0000

Адвокат К.А. Баламутов

Внимание: даты, данные лиц, организации, следственного органа и суда изменены

Жалоба на постановление районного суда г. Москвы об избрании меры пресечения

Жалоба на постановление районного суда г. Москвы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемого (ч.2 ст. 162 УК РФ)

В Судебную коллегию по уголовным делам

Московского городского суда

107076, г. Москва, Богородский вал, д.8

Через: С районный суд г. Москвы

125047, г. Москва, ул. Бутырский вал, д.7

От адвоката ______________________________

125047, г.Москва, 4-й Лесной пер., д.4, 4 этаж,

БЦ Капитал Плаза, тел.: ____________________

По уголовному делу № _______ по обвинению
Б в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.162 Уголовного кодекса Российской Федерации
АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА
на постановление С районного суда г. Москвы от 03.05.2014 г. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу
подозреваемого Б

Постановлением судьи С районного суда г.Москвы П от 03.05.2014 г. в отношении Б, 21 мая 1987 года рождения, уроженца города Москвы, гражданина Российской Федерации, не женатого, имеющего на иждивении несовершеннолетнего ребенка 2008 года рождения, временно не работающего, зарегистрированного по адресу: г. Москва, ______, ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ), избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Считаю, что постановление судьи С районного суда г. Москвы П. от 03.05.2014 г. об избрании в отношении подозреваемого Б. меры пресечения в виде заключения под стражу является незаконным и необоснованным, а поэтому подлежащим отмене, по следующим основаниям.

Так, судом при принятии постановления об аресте моего подзащитного допущены нарушения требований уголовно-процессуального закона, касающиеся вопроса применения меры пресечения в виде заключения под стражу, и не учтены разъяснения, содержащиеся в Постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а именно:

В пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 года N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», указано, что в соответствии с законом заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано лишь при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. Для решения вопроса о содержании под стражей лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовный закон предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, суду надлежит в каждом конкретном случае устанавливать, имеются ли иные обстоятельства, кроме указанных в части 1 статьи 108 УПК РФ, свидетельствующие о необходимости изоляции лица от общества. К таким обстоятельствам могут быть отнесены данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов предварительного расследования или суда, фальсифицировать доказательства, оказать давление на потерпевшего, свидетелей и т.п.

Смотрите так же:  Кто должен подписывать договор займа

В пункте 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 года N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», указано, при разрешении вопросов о продлении срока содержания под стражей судам надлежит учитывать, что согласно пункту 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию, имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Следует учитывать, что наличие обоснованного подозрения в том, что заключенное под стражу лицо совершило преступление, является необходимым условием для законности ареста. Вместе с тем такое подозрение не может оставаться единственным основанием для продолжительного содержания под стражей. Должны существовать и иные обстоятельства, которые могли бы оправдать изоляцию лица от общества. К таким обстоятельствам, в частности, может относиться возможность того, что подозреваемый, обвиняемый или подсудимый могут продолжить преступную деятельность либо скрыться от предварительного следствия или суда либо сфальсифицировать доказательства по уголовному делу, вступить в сговор со свидетелями.

Судом не исследованы надлежащим образом основания, правомерности применения такой меры пресечения, как заключение под стражу, в отношении подозреваемого лица. Поэтому, удовлетворяя ходатайство следствия, судья в постановлении лишь формально перечислил указанные в статье 97 Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, не приводя при этом конкретных, исчерпывающих данных, на основании которых, суд пришел к выводу, что, находясь на свободе, Б. может продолжить преступную деятельность, и понимая правовые последствия привлечения к уголовной ответственности за данное преступление, скрыться от органа расследования, угрожать участникам уголовного судопроизводства, иным путем воспрепятствовать производству по делу при избрании ему более мягкой меры пресечения.

В то же время, по смыслу закона (ч. 1 ст. 108 УПК РФ) при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

Конституционный суд Российской Федерации высказался по этому вопросу еще более определенно, указав, что:

— арест может быть применен «…лишь при наличии достаточных доказательств того, что подозреваемый (обвиняемый) может скрыться от дознания или предварительного следствия, воспрепятствовать установлению истины по делу или продолжать преступную деятельность. …Иное, как следует из постановления Конституционного суда Российской Федерации от 13 июня 1996 года, нарушало бы конституционное право не подвергаться ограничениям в правах и свободах (в том числе связанным с арестом) без предусмотренных законом оснований» (пункт 3 мотивировочной части Определения № 167-0 от 25.12.1998 г.);

— «уполномоченные органы, прежде всего суд, могут принимать относящиеся к их ведению решения, касающиеся избрания меры пресечения в виде заключения под стражу… только с учетом того, подтверждаются или нет достаточными данные названные в уголовно-процессуальном законе основания применения этой меры пресечения. Причем именно на суде, выносящем в порядке части третьей статьи 108 УПК РФ постановление об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу… лежит обязанность оценки достаточности имеющихся в деле материалов для принятия законного и обоснованного решения» (п. 2 мотивировочной части Определения № 253-0 от 27.05.2004 г.).

Судом не выполнены требования ст. 99 УПК РФ, согласно которым кроме тяжести совершенного преступления должны учитываться сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, возраст и состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства, также ссылка на данную норму указана в пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.10.2009 г. N22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», где указано, что при решении вопроса о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу необходимо учитывать основания, указанные в статье 97 УПК РФ, а именно: данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов дознания, предварительного следствия или суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями.

Решая вопрос о заключении под стражу, суду надлежит также учитывать обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, например тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Европейский суд по правам человека установил недопустимость содержания под стражей по признаку одной лишь тяжести вмененного подозреваемому (обвиняемому) преступления. Требования закона судом не выполнены, так как в оспариваемом постановлении основной акцент делается именно на тяжесть, якобы, совершенного Б. преступления.

Отсутствуют такие сведения и в материалах представленных следователем суду в обоснование заявленного ходатайства об избрании подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу.

Тем самым, судом при вынесении судебного акта об аресте подозреваемого допущены нарушения требований, Постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2006 г. «О рассмотрении результатов обобщения судебной практики об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений», которым на суды, в частности, возложена обязанность: «…Повысить уровень требовательности к представляемым с ходатайствами материалам, касающимся сведений о личности подозреваемых, обвиняемых лиц, в отношении которых заявлено ходатайство о заключении под стражу».

В основу вынесенного постановления суд положил исключительно доводы, приведенные в ходатайстве следователя об избрании меры пресечения, воспроизведя их практически дословно. При этом, судом проигнорированы допрос в качестве свидетеля Б, пояснившей суду, что Б в любой время будет являться к следователю, а также, что Б. страдает рядом заболеваний, и аргументы защитника, которые полностью не указаны в постановления суда, возражавшего против удовлетворения ходатайства следователя.

Между тем, как указано в постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 22.03.2005 №4-П:

— «судебная процедура признается эффективным механизмом защиты прав и свобод, если она отвечает требованиям справедливости и основывается на конституционных принципах состязательности и равноправия сторон. При решении вопросов, связанных с содержанием под стражей, в качестве меры пресечения, это предполагает исследование судом фактических и правовых оснований для избрания… данной меры пресечения при обеспечении лицу возможности довести до суда свою позицию, с тем, чтобы вопрос о содержании под стражей не мог решаться произвольно или, исходя из каких-либо формальных условий, а суд основывался на самостоятельной оценке существенных для таких решений обстоятельств, приводимых как стороной обвинения, так и стороной защиты» (п. 2.2 мотивировочной части);

— «судебное решение об избрании такой меры пресечения, как заключение под стражу, может быть вынесено только… при предоставлении сторонам возможности обосновать свою позицию перед судом, с тем, чтобы суд мог разрешить вопрос о содержании под стражей, основываясь на собственной оценке обстоятельств дела, а не только на аргументах, изложенных в ходатайстве стороны обвинения» (п. 3.3 мотивировочной части).

Согласно Всеобщей декларации прав человека (статья 8), Международному пакту о гражданских и политических правах (пункт 1 статьи 14), Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 1 статьи 6), под судебной защитой понимается эффективное восстановление граждан в правах независимым судом на основе справедливого судебного разбирательства, что предполагает обеспечение состязательности и равноправия сторон, в том числе, предоставление им достаточных процессуальных правомочий для защиты своих интересов при осуществлении всех процессуальных действий, результат которых имеет существенное значение для определения прав и обязанностей.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 53, ч. 11 ст. 108, ст.389.3 УПК РФ,

ПРОШУ:

Судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда:

  1. Постановление судьи С районного суда г. Москвы П. от 03.05.2014 г. в отношении Б. отменить.
  2. Слушание дела по рассмотрению настоящей жалобы провести с участием обвиняемой Б, содержащейся под стражей, что будет способствовать соблюдению его конституционных и гражданских прав и свобод.
  3. О времени и месте рассмотрения настоящей жалобы уведомить меня в установленные законом сроки по вышеуказанному адресу или по мобильному телефону.

1.Копия настоящей жалобы – в 2 экз.;

4.Ордер адвоката ________________________

Адвокат МКА «Легис Групп»

________________ ________________ 07 мая 2014 года

Апелляционная жалоба по уголовному делу на арест (заключение под стражу)

В Судебную коллегию по уголовным делам
Московского городского суда

От адвоката ММКА Чернова Сергея Витальевича,
105264, Москва, ул. 7-ая Парковая, д.24, офис 413

В интересах Петрова Петра Петровича

Ордер № 25 от 13.05.2017 г.

Апелляционная жалоба
на постановление Тверского районного суда Москвы
об избрании в качестве меры пресечения
заключения под стражу

В производстве 25 отдела СЧ ГСУ ГУ МВД России по Москве находится уголовное дело, возбужденное в отношении руководителей ООО «Зайчик» по факту совершения преступления, предусмотренного частью 4 ст. 159 УК РФ.

11 мая 2017 года постановлением Тверского районного суда Москвы в отношении обвиняемого Петрова Петра Петровича избрано в качестве меры пресечения заключение под стражу на срок 2 месяца.
При вынесении постановления суд сослался на представленные органами предварительного расследования материалы, якобы в которых есть данные, свидетельствующие о причастности подозреваемого Петрова П.П.. к указанному преступлению, а именно: Суд сослался на представленные следователем протоколы допросов потерпевших, свидетелей, подозреваемой, результатами оперативно-розыскных мероприятий и другие письменные доказательства, которые якобы были исследованы в судебном заседании.
С указанным постановлением адвокат Чернов С.В. не согласен, считает его незаконным и необоснованным по следующим основаниям:

Суд своим постановлением нарушил положения ст. 3 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., ст. 22 Конституции Российской Федерации и ст. 10 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих право на свободу и личную неприкосновенность.

Смотрите так же:  Компенсация за капитальный ремонт дома

Согласно статьи 97 УПК РФ основанием для избрания меры пресечения является наличие достаточных оснований полагать, что подозреваемый

1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;
3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Как указано в пункте 14 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепринятых принципов и норм международного права и международных договоров РФ», ..»обстоятельства, на которые ссылается суд, должны быть реальными, обоснованными, т.е. подтверждаться достоверными сведениями». Аналогично указано и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»

Изучив, представленные следствием суду материалы, защита не обнаружила ни одного доказательства, которые подтверждали бы причастность Петрова П.П.. к инкриминируемому преступлению.

Суд грубо нарушил закон, сославшись на данные ОРМ, поскольку такие сведения могут использованы в качестве оснований только после их процессуальной проверки, если они отвечают требованиям достаточности и не вызывают сомнений в достоверности.

Суд, перечислив основания для заключения под стражу из ст.97 УПК РФ, не раскрыл ни одного из доказательств, которые бы подтверждали эти основания.
А данный факт (отсутствие наличия обоснованного подозрения в совершении преступления) является нарушением прав подозреваемого в преступлении лица, образцами являются вынесенные как Конституционным Судом РФ, так и ЕСПЧ Постановления и Определения: Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2005 г. N 330-О, от 19 июня 2007 г. N 592-О-О; п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41).
В деле «Павел Жеребин и 9 других против России» коммуницированы следующие жалобы: «Жеребин против России» (Zherebin v. Russia, N 51445/09); «Турк против России» (Turk v. Russia, N 24746/06); «Андриянов против России» (Andriyanov v. Russia, N 24702/08); «Халоша против России» (Khalosha v. Russia, N 14565/09); «Мещеряков против России» (Meshcheryakov v. Russia, N 31349/09); «Черемных против России» (Cheremnykh v. Russia, N 53902/09); «Чернова против России» (Chernova v. Russia, N 53346/10); «Поляков против России» (Polyakov v. Russia, N 61068/10); «Шелеснов против России» (Shelesnov v. Russia, N 21420/11); «Юрин против России» (Yurin v. Russia, N 30975/11), в которых Европейский суд с ссылкой на нарушение подп. «c» п. 1 и п. 3 ст. 5 Конвенции отметил, что мера пресечения в виде заключения под стражу по-прежнему применяется чрезмерно. При этом в судебных решениях о ее применении (либо продлении) отсутствуют личностные характеристики подозреваемых и обвиняемых.
В них приводятся типовые формулировки из закона без должного анализа и мотивировки. Что присутствует и в оспариваемом постановлении.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 21 г. «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней», отмечено, что «…защита прав и свобод человека, предусмотренных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколами к ней (далее — Конвенция и Протоколы к ней), возлагается прежде всего на органы государства, в том числе на суды.

Пунктом 2 Постановления предусмотрено, что содержащиеся в окончательных решениях ЕСПЧ правовые позиции, являются обязательными для судов.
В пункте 3 Данного Постановления ВС РФ говорится, что «Правовые позиции Европейского Суда учитываются при применении законодательства Российской Федерации. Содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней».

Судебная практика заключения лица под стражу по абстрактным, ни чем не подтвержденным доводам, нарушает статью 5 Европейской конвенции по правам человека и гражданина.

• В части доводов, изложенных в Постановлении «может угрожать свидетелям и иным участникам».
Следствием не представлено также реальности этих доказательств.
Для данного критерия представляются обоснованными доводы ЕСПЧ по делам против Российской Федерации. Так, например, в деле Сокуренко против РФ, Суд отметил, что «..Суд должен проанализировать уместные факторы, такие как прогресс в расследовании, личность заявителя, его поведение до и после задержания, а также любые иные конкретные факторы в обоснование рисков, связанных с тем, что он может злоупотребить возвращенной свободой посредством действий в целях фальсификации или уничтожения доказательств или оказания давления на пострадавших». (п.88 Постановления от 10.01.2012).

• Основанием полагать, что лицо может угрожать свидетелю могут свидетельствовать наличие установленных угроз насилием со стороны обвиняемого, предложение свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства выгод материального и нематериального характера с целью фальсификации доказательств по делу. Данная же позиция указана в Постановлении ЕСПЧ от 5 февраля 2013 г. Мхитарян против РФ.

• В части доводов суда о том, что обвиняемый может скрыться от суда и следствия также являются надуманными. В данном вопросе важным является его «прочная связь с семьей – женой, 2-мя детьми, один из которых является несовершеннолетним, престарелыми родителями, мать является инвалидом». Отсутствие активов, родственников за рубежом, источника его существования, отсутствие подданства иностранного государства. Подзащитный не предпринимал попыток побега, хотя как выше указано в данной жалобе, всем сотрудникам Организации было известно о следственных действиях в отношении Общества.

Образцом является Постановление ЕСПЧ от 9 октября 2012 г. по делу Колунов против РФ (п.51), Миминолишвили против РФ – Постановление от 28.06.2011 г. (п.91) и другие постановления ЕСПЧ обосновывающие основные правовые позиции по данному вопросу.

Прошу суд учесть, что Петрова П.П. впервые привлекается к уголовной ответственности, ранее не судим, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка и мать – инвалида. Является гражданином Российской Федерации, живет вместе с семьей, не имеет за рубежом активов, родственников и жилья, находясь на свободе, не будет препятствовать следствию и суду.

Принимая во внимание, тот факт, что уголовное дело возбуждено более одного года назад, а проверочные мероприятия оперативными службами МВД СВАО г. Москвы начали проводиться еще раннее, все сотрудники коммерческой организации, в том числе и Петров П.П. был осведомлен о действиях правоохранительных органов, однако он
• Не скрылся;
• Не угрожал свидетелям.
Поэтому суд избрал меру пресечения в виде заключения под стражу по надуманным основаниям, в нарушение ст. 97 УПК РФ и 108 УПК РФ.

У суда отсутствуют конкретные основания полагать, что подозреваемый, находясь на свободе, может скрыться от органов предварительного расследования и суда.
Данных об обоснованности подозрения в причастности Петрова П.П. к совершенному преступлению не имеется.

При таких обстоятельствах необходимость и правомерность избрания в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу отсутствуют. В то же время с учетом всех обстоятельств дела, как полагает апеллянт, в отношении обвиняемого Петрова П.П. возможно избрание иной меры пресечения, не связанной с изоляцией от общества.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ч. 11 ст. 108, ч. 3 ст. 389.2, ст. ст. 389.3, 389.6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации,

1. Постановление судьи Тверского районного суда Москвы от 11 мая 2017 года полностью отменить и без передачи материала на рассмотрение суда первой инстанции вынести новое постановление об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу.
2. Разрешить вопрос о присутствии обвиняемого Петрова П.П., содержащегося под стражей, в судебном заседании суда апелляционной инстанции.

Сам себе адвокат

защита прав в суде без адвоката

Post navigation

Образец жалобы на постановление судьи об избрании меры пресечения-арест

образец жалобы на постановление судьи об аресте

В Судебную коллегию по уголовным делам

______________________областного суда

От адвоката С-го филиала №1 РОКА ___________________________________

защищающего интересы подозреваемого в

совершении преступления, предусмотренного

ч. 2 ст.228 УК РФ.

На постановление судьи С-го городского

суда » об избрании меры пресечения в виде

заключения под стражу от 28 августа 2009

года.

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на постановление суда об избрании меры пресечения

Ц. подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ.

25.08.2009 года Ц. был вызван старшим следователем по ОВД СС УФСКН РФ подполковником полиции Ч. для допроса в качестве подозреваемого. В ходе допроса, в присутствии адвоката Ц. дал частичные признательные показания.

Сразу после допроса Ц. был задержан по тем основаниям, что 08.08.2009 года в ходе обследования домовладения в котором он проживает, были обнаружены наркотические средства.

26.08.2009 года старший следователь по ОВД СС УФСКН РФ подполковник полиции Ч обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении Ц. меры пресечения в виде заключения под страже, мотивируя тем, что к нему от оперативных сотрудников поступил рапорт о том, что Ц. имеет намерение скрыться от следствия и суда.

В ходе судебного заседания по указанному ходатайству следователя Ч. оперативный сотрудник наркополиции Я-ко С.Н. показал, что у него имеется оперативная информация о намерении Ц. скрыться, при этом какие-либо фактические данные и источники осведомленности не назывались.

Постановлением судьи С-го городского суда от 28 августа 2009 года было постановлено избрать в отношении Ц. меру пресечения в виде заключения под стражу, по тем основаниям, что он подозревается в совершении тяжкого преступления, не работает, согласно оперативной информации имеет намерение скрыться от следствия и суда, что подтверждается рапортом оперуполномоченного Л-ва Д.Ю. и показаниями Я-ко С.Н. в судебном заседании.

Указанное постановление судьи С-го городского суда считаю незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

В ходе судебного заседания защита суду пояснила, что за неделю до задержания Ц. явился по вызову следователя Ч. на допрос, в ходе которого дал частично признательные показания. Однако, Ц. пояснил, что найденный у него пакет с коноплей, за час до обследования помещения в котором он живет, принес парень по имени Игорь, по кличке «Крыса». Последний приехал на такси и уговорил его покурить коноплю. После употребления наркотиков «Крыса» уехал на том жнее такси, что и приехал, однако намеренно или умышленно оставил свой пакет с коноплей в сарае, где они курили. Провожая гостя до такси Ц. не обратил внимание на то, что тот уехал без пакета. Через 20 мин. После отъезда «Крысы» в дом пришли оперативные сотрудники полиции и в ходе обследования домовладения нашли на месте, где Ц. и «Крыса» курили наркотики, пакет с коноплей .

Смотрите так же:  Документы на налоговый вычет за квартиру список

Ц. назвал таксиста привозившего и увозившего «Крысу», его адрес места жительства. Кроме того, Ц. пояснил, что его показания может подтвердить находившаяся в гостях у его матери, гр. С-ва .

После дачи изложенных показаний в качестве свидетеля оперативные сотрудники наркополиции стали вызывать Ц. без адвоката в отдел полиции, угрожать ему, что если он не изменить показаний, то его задержат и арестуют, уговаривали сменить избранного им адвоката. Ц. отказывался являться к оперативным сотрудникам без письменного поручения следователя и своего защитника. Тогда 23.08.2009 года и 24.08.2009 года они приезжали к нему домой, и вновь угрожали задержанием и арестом, предъявлением ему обвинения за содержание наркопритона и сбыта наркотиков.

Побоявшись угроз оперативных сотрудников Ц. 24.08.2009 года в 17 час.30 мин. без адвоката пришел в отдел наркополиции. В отделе оперативные сотрудники и следователь Ч. продолжали высказывать изложенные угрозы. Поскольку Ц. отказался менять показания, следователь сказал ему, чтобы он явился 25.08.2009 года к 10 часам с адвокатом для допроса и задержания.

Зная, что будет задержан, а затем арестован Ц. явился в назначенное время в отдел, где дал показания, аналогичные тем, которые он давал в ходе допроса в качестве свидетеля. До начала допроса следователь Ч., в присутствии защитника вновь спросил Ц. не желает ли он изменить показания. Услышав ответ нет, следователь заявил, что он вынужден Ц. задержать.

Не допросив свидетелей, на которых ссылался Ц., следователь задержал Ц. по тем мотивам, что две недели назад в его доме были найдены наркотики.

Возражая против избрания в отношении Ц. меры пресечения в виде содержания под стражей защита указывала, что задержание и арест вызваны стремлением сотрудников наркоконтроля оказать психологическое воздействие на Ц. дать угодные им показания, заставить взять на себя вину в совершении преступления, которого он не совершал.

В подтверждение данного факта защита заявляла, что Ц. записал на диктофон своего мобильного телефона угрозы оперативных сотрудников возле его дома 23.08.2009 года и 24.08.2009 года и эти записи защита может предъявить суду. На аудиозаписи оперативный сотрудник Леонов прямо говорит, что он уже подготовил рапорт и другие оперативные документы с ходатайством об избрании ему меры пресечения в виде подписке о невыезде. Но в связи с изменением им показаний, теперь ему будет избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Прослушивать аудиозаписи суд не стал.

В материалах уголовного дела отсутствует письменное поручение оперативным сотрудникам полиции о проведении ОРД направленных на сбор доказательств по делу. Однако, последние в отсутствие адвоката, без поручения следователя встречаются с Ц., встречаются со свидетелями защиты и оказывают на них психологическое воздействие. Данные факты подтверждаются аудиозаписями, сделанными Ц. на свой мобильный телефон.

Изложенные в настоящей жалобе факты указывают на то, что Ц. никогда не имел намерение скрыться от следствия и суда. Идя на допрос 25.08.2009 года Ц. заведомо знал, что он будет задержан, а затем арестован. После обнаружения наркотиков по месту жительства Ц. прошло 17 дней. Ц. дважды допрашивался после этого следователем, и он дважды являлся с адвокатом на допрос. На незаконное задержание Ц. защита подала жалобу на имя прокурора, ответ на которую, в нарушение требований закона, до настоящего времени не получен.

Избирая в отношении Ц. меру пресечения в виде содержания по стражей суд ссылается на наличие оперативной информации о намерении Ц. скрыться и показания в судебном заседании Я-ко С.Н.

Данная мотивировка суда является необоснованной. В соответствии со ст.108 УПК РФ при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности. Отсюда, данные ОРД, в частности рапорт оперуполномоченного Л-ва Д.Ю. не может являться основанием для избрания меры пресечения. Оперативный сотрудник Л-в Д.Ю. в ходе судебного заседания допрошен не был.

Допрошенный в ходе судебного заседания оперуполномоченный Якушенко М.Н. не назвал какие-либо фактические данные, свидетельствующие о намерении Ц. скрыться. Кроме того, Я-ко С.Н. пояснил, что он принимал участие по данному уголовному делу лишь при обследовании домовладения Ц., после оперативного участия по делу не принимал. Отсюда совершенно непонятно, откуда ему может быть известно о намерении Ц. скрыться.

Таким образом, в ходе судебного заседания следователь не представил суду какие либо фактические данные говорящие о намерении подозреваемого скрыться и более того подтвердил, что по его вызовам Ц. регулярно являлся.

В соответствии со ст.100 УПК РФ мера пресечения меры пресечения в отношении подозреваемого вообще применяется в исключительных случаях и только при наличии оснований изложенных ст.97 УПК РФ с учетом тяжести преступления, данных о личности, состоянии здоровья, и других обстоятельств. То есть, одна из мер пресечения в отношении подозреваемого применяется лишь при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый:

1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;

2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;

3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

У следствия нет никаких сведений о том, что Ц. намерен скрыться от следствия и суда. Наоборот, во время следствия Ц. являлся по вызовам следователя для проведения следственных действий и задержан он был в кабинете следователя, когда тот туда явился для допроса в качестве подозреваемого.

Заниматься преступной деятельностью в его положении это просто смешно. Более того, Ц. договорился с религиозной организацией оказывающей помощь в лечении от наркомании. Ц. уже проходил добровольно курс лечения от наркомании и длительное время наркотики не употреблял. Впервые их употребил 08.08.2009 года, поддавшись на уговоры «Крысы».

Угрожать свидетелям он так же не может и не имеет намерение, так как для этого у него уже было достаточно времени с 08.08.2009 года. Уничтожить доказательства он так же не может, так как все вещественные доказательства уже изъяты следствием.

Отсюда, суду не представлены не только данные о необходимости избрания самой строгой меры пресечения, но не представлены данные о том, что в отношении него вообще необходима какая-то мера пресечения.

По уголовному делу на момент написания настоящей жалобы не допрошены ни один свидетель, на которых ссылается Ц., не проведены химическая и криминалистическая экспертиза, наркологическая экспертиза вообще не назначалась. Таким образом, в материалах уголовного дела кроме материалов ОРД никаких допустимых доказательств причастности Ц и доказательств перечисленных в ст. 97 УПК РФ нет.

Одна лишь тяжесть преступления, в котором только подозревается Ц., не может служить основанием для его ареста, для этого должны быть иные основания указанные в законе. Отсюда, избранная в отношении подозреваемого Ц. мера пресечения, является незаконной и излишне суровой.

На основании изложенного и руководствуясь ст.123,127,354.355 УПК РФ,

П Р О Ш У:

Постановление Судьи С-го городского суда от 28 августа 2009 года об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу ФИО в виде заключения под стражу отменить.

ПРИЛОЖЕНИЕ:

  1. Копии жалобы.
  2. Распечатка аудиозаписи с мобильного телефона Цоколова от 23.08.2009 года (2).
  3. Распечатка аудиозаписи с мобильного телефона Цоколова от 24.08.2009 года (2)

Возможно Вас заинтересует:

  • Приказ мчс надзор Приказ МЧС России от 28.06.2018 № 261 "Об утверждении форм проверочных листов, используемых должностными лицами федерального государственного пожарного надзора МЧС России при проведении плановых проверок по контролю за соблюдением требований […]
  • Приказ 1154 ртн Приказ РОСТЕХНАДЗОРА от 29.12.2006 N 1154 об УТВЕРЖДЕНИИ ПЕРЕЧНЯ ОСНОВНЫХ ПРОФЕССИЙ РАБОЧИХ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРОИЗВОДСТВ (ОБЪЕКТОВ), ПРОГРАММЫ ОБУЧЕНИЯ КОТОРЫХ ДОЛЖНЫ СОГЛАСОВЫВАТЬСЯ с ОРГАНАМИ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ по ЭКОЛОГИЧЕСКОМУ, ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМУ И […]
  • Можно ли вернуть займ учредителю на карту Можно ли вернуть займ на банковску карту Вопрос-ответ по теме Можно ли вернуть директору займ без %, не через кассу, а на личную карту ? Да может, в случае если это предусмотрено условиями договора займа и директор согласен на возврат займа на […]
  • Ценообразование в строительстве учебное пособие Год публикации: 2008 Библиографическая ссылка:: Асташенков В.П. Сметное ценообразование в строительстве: Учебное пособие / СПб. гос. архит.-строит. ун-т. - СПб.: СПбГАСУ, 2008. - 271 с. Для того, чтобы оценить ресурс, необходимо […]
  • Приказ 437 от 05082019 Приказ Министерства экономического развития РФ от 28 августа 2017 г. № 437 “Об утверждении индикаторов риска нарушения обязательных требований аккредитованными лицами” В соответствии с частью 8 статьи 8.1 Федерального закона от 26 декабря 2008 г. № […]
  • Требования к безопасности нефтебаз и автозаправочных станций рк Требования к безопасности нефтебаз и автозаправочных станций рк В ДЕМО-режиме вам доступны первые несколько страниц платных и бесплатных документов.Для просмотра полных текстов бесплатных документов, необходимо войти или зарегистрироваться.Для […]

Author: admin