Ономастика учебное пособие

Книги по ономастике

В России исследования по ономастике публикуются во всероссийском журнале «Вопросы ономастики«, издаваемом Институтом русского языка им. В. В. Виноградова и Уральским государственным университетом им. А. М. Горького, где создана крупнейшая научная школа в области топонимики. Смотрите также отдельные работы (взято из Википедии) и словари на странице «Энциклопедии».

Разделы страницы с ономастической библиографией:

  • Общие и этимологические словари с ономастическим материалом
  • Литература по ономастике в целом
  • Книги по топонимии и гидронимии
  • Литература по происхождению имён и фамилий
  • Библиография по астронимам и космонимам
  • Библиография по другим разделам ономастики
  • Вспомогательная литература для изучения ономастиконов

Кроме того полезными могут быть страницы с библиографией по ономастическим и этимологическим словарям русского языка на дочернем сайте о русском словострое Словород.

Общие и этимологические словари с ономастическим материалом

Также смотрите русские словари на дочернем проекте «Словород».

Литература по ономастике в целом

Также смотрите труды по русской и славянской ономастике.

Труды по общей ономастике и теории собственного имени

  • Горбаневский М. В.В мире имён и названий. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: Знание, 1987. — 208 с.
  • Голомидова М. В.Искусственная номинация в ономастике. — Екатеринбург, 1998.
  • Горяев С. О.Номинативные интенции субъекта ономастической номинации (на материале русских прагмонимов): Автореф. дисс. канд. филол. наук: 10.02.01 / Урал. ун-т: Екатеринбург, 2000. — 20 с.
  • Катанов Н. Ф.Указатель собственных имен к словарю В. В. Радлова. СПб., 1868. [«Опыт словаря тюркских наречий»]
  • Климкова Л. А.Диалектолого-ономастическая работа в вузе и школе (Методические рекомендации). Арзамас, 1988.
  • Кондратьева Т. Н.Метаморфозы имени собственного: Опыт словаря. Казань, 1983.
  • Курилович Е.Положение имени собственного в языке // Курилович Е. Очерки по лингвистике. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1962. С.251-266.
  • Матвеев А. К.Ономатология / А. К. Матвеев. — М., 2006. — 292 с.
  • Лебедева Е. С.Уроки ономастики: научный поиск и творчество учащихся // Русский язык в школе, 2000, № 2.
  • Леонидова М. А.Место собственного имени в лексической и фразеологической системе языка // Годишник на Соф. унив. Фак. слав. филология, 1974, № 1.
  • Суперанская А. В.Заимствование слов и практическая транскрипция. — М., 1962. — 46 с.
  • Суперанская А. В.Как Вас зовут? Где Вы живёте? — М.: Наука, 1964. — 94 с.
  • Суперанская А. В.Структура имени собственного. Фонология и морфология. — М.: Наука, 1969. — 206 с.
  • Суперанская А. В.Общая теория имени собственного. — М.: Наука, 1973. — 366 с.
  • Суперанская А. В.Имя — через века и страны. — М.: Наука, 1990. — 190 с.
  • Ташицкий В.Место ономастики среди других гуманитарных наук // Вопросы языкознания. М., 1961, № 2.

Труды по теории и практике региональной ономастики

  • Ковалёв Г. Ф.Инструкция по собиранию регионального ономастического материала // Край Воронежский: история и традиции. Воронеж, 1996. С.64-65.
  • Намитокова Р. Ю.В мире имен собственных: Лингвистические беседы по краеведению. — Майкоп, 1993. — 184 с.
  • Намитокова Р. Ю.Региональная ономастика: Учебно-методическое пособие. — Майкоп, 2005. — 70с.
  • Попов С. А.Региональная ономастика // Борисоглебское Прихоперье. Учебно-методическое пособие по курсу специализации 032909 — Литературное и лингвистическое краеведение. — Борисоглебск, 2003. — С.76-89.
  • Супрун В. И.Краеведческая ономастика // Духовная культура: проблемы и тенденции развития. Сыктывкар, 1994.

Книги по топонимии и гидронимии

Труды по общей топонимике

  • Агеева Р. А.Происхождение имён рек и озёр. М., 1985.
  • Басик С. Н.Общая топонимика: учебное пособие для студентов географического факультета. — Минск : БГУ, 2006. — 200 с.
  • Веселовский С. Б.Топонимика на службе у истории // Исторические записки, 1945, вып.17, с.24-52.
  • Жучкевич В. А.Общая топонимика. — Минск: Высшая школа, 1988.
  • Матвеев А. К.Методы топонимических исследований. — Свердловск, 1986.
  • Мурзаев Э. М.Очерки топонимики. — М., 1974.
  • Мурзаев Э. М.География в названиях. — М., 1979.
  • Мурзаев Э. М.Изучение географических названий // Рассказы об учёных и путешественниках / Э. М. Мурзаев; Художник С. С. Верховский. — М.: Мысль, 1979. — С. 164-175. — 176 с. — 150 000 экз. (обл.)
  • Мурзаев Э. М.Топонимика и география. — М., 1995.
  • Никонов В. А.Введение в топонимику. — М., 1965.
  • Никонов В. А.Краткий топонимический словарь. — М., 1966.
  • Попов А. И.Географические названия: Введение в топонимику. — М.;Л., 1965.
  • Поспелов Е. М.Названия городов и сёл. — М., 1996.
  • Поспелов Е. М.Географические названия мира: Топонимический словарь. — М., 1998.
  • Смолицкая Г. П.Занимательная топонимика: Рассказы о географических названиях. — М., 2001.
  • Суперанская А. В.Что такое топонимика? — М., 1985.
  • Успенский Л. В.Загадки топонимики. — М., 1969.

Труды по топонимике дальнего зарубежья

  • Литвин И. П.Словарь топонимической лексики Латинской Америки. — М., 1983.
  • Словарь географических названий зарубежных стран. Утверждён ГУГК при Совете Министров СССР. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Недра, 1986.
  • Словарь географических названий стран Латинской Америки. Утверждён ГУГК при Совете Министров СССР. — М.: Наука, 1975. — Т. 1—4.

Литература по происхождению имён и фамилий

Библиография со словарями фамилий и личных имён, работами по этимологии антропонимов. Смотрите также сборник сетевых ресурсов о происхождении имён и фамилий.

  • Лосев А. Ф.Философия имени. М.: МГУ, 1990. — 269 с.
  • Никонов В. А.Имя и общество. М., 1974.
  • Отин Е. С.Словарь коннотативных собственных имен. — Донецк: Юго-Восток, 2004. — 412 с.
  • Рут М. Э.Имена и судьбы. — Екатеринбург, 1996.
  • Словарь английских фамилий (1986) А. И. Рыбакина.
  • Словарь английских личных имен (1989) А. И. Рыбакина.
  • Флоренский П. А.Имена // Имя-судьба. М., 1993.

Библиография по астронимам и космонимам

Народные и официальные названия небесных тел и созвездий (термины для звёздного неба).

  • Рут М. Э.Звезды рассказывают о Земле. — Свердловск, 1990.

Литературная ономастика

1 С.П. Васильева, Е.В. Ворошилова Литературная ономастика Учебное пособие для студентов филологических специальностей

2 ББК 81 3 В 19 Печатается по решению научно-методического совета факультета русского языка и литературы Рецензенты: Михайлов А.В., канд. филол. наук, доцент Бебриш Н.Н. канд. филол. наук, доцент Васильева С.П., Ворошилова Е.В. В 19 Литературная ономастика: учебное пособие для студентов филологических специальностей / С.П. Васильева, Е.В. Ворошилова; Красноярский гос. пед. ун-т им. В.П. Астафьева. Красноярск, с. ISBN Адресовано студентам филологических специальностей. Включает теретическую информацию, вопросы для самоконтроля, обучающие задания, материалы словаря литературных антропонимов по произведениям школьной программы М.А. Булгакова, Н.В. Гоголя, И.С. Тургенева, А.Н. Островского. Словарь предназначен для практического освоения курса и проведения учебной исследовательской работы. Для обеспечения самостоятельной работы предлагаются темы курсовых, дипломных и других видов исследований, библиографический список. ББК 81=3 С Красноярский гос. пед ун-т им. В.П. Астафьева, 2009 С Васильева С.П, Ворошилова Е.В.,

3 Содержание Пояснительная записка 3 1. Основные понятия 2. Специфика имени собственного 3. Литературная ономастика и другие научные дисциплины 4. Объект исследования поэтической ономастики 5. Функции имен собственных в художественном произведении 6. Ономастическое пространство художественного произведения 7. Современные проблемы литературной ономастики Вопросы для самоконтроля Задания Темы курсовых и дипломных работ Библиографический список Приложение: Материалы словаря литературных антропонимов 3

4 1.Основные понятия Имена собственные (проприальные) представляют собой значительный пласт лексического состава, отличающийся от нарицательных (апеллятивов) объемом понятия, суженным до одного объекта. Учитывая, что отдельное имя может получить каждый предмет окружающей действительности, собственных имен может быть так же много, как материальных и нематериальных объектов, поэтому имена собственные исчисляются миллионами. Однако, например, русский именник набор личных имен ограничен. Так сложилось исторически, в связи с введением христианства на Руси. Тем не менее состав русского именника со временем подвергается изменениям, отдельные имена утрачиваются, другие, наоборот, приходят из других языков или переходят из апеллятивов, так как категория личного именования, да и вообще номинации в языке явление социальное, зависимое от развития общества и изменений в нем. Особенно активны творческие процессы в именовании персонажей художественных произведений. Изучение имен собственных в художественной литературе представляет теоретический и практический интерес. Раздел ономастики, который занимается изучением специфики онимов в художественных текстах, выделился в самостоятельную научную дисциплину, которую называют литературной, или поэтической, ономастикой. Если до 1960 года библиография по поэтической ономастике исчислялась десятком научных исследований и многочисленными фрагментарными заметками о поэтике собственных имен, в основном на страницах литературоведческих работ, то в настоящее время только на русском языке опубликовано около 2000 специальных книг, сборников, журнальных статей, защищены десятки кандидатских и докторских диссертаций. Возросший интерес к изучению имен собственных в художественных текстах 4

5 объясняется расширением исследований в сфере общей и частной поэтики, стилистики, языка художественной литературы, лингвистики текста. Длительное время поэтическая ономастика интересовала исследователей как прикладная дисциплина, востребованная, как правило, при публикации различных комментариев к художественным текстам, при составлении словарей имен собственных к художественным произведениям [Зинин 1980: 83 89]. Между тем проблема изучения имен собственных в художественных текстах актуализировалась и стала пониматься шире и глубже указанных выше прикладных задач. Академик В.В. Виноградов в свое время справедливо отмечал, что «вопрос о подборе имен, фамилий, прозвищ в художественной литературе, о структурных их своеобразиях в разных жанрах и стилях, об их образцах, характеристических функциях и т.п. не может быть иллюстрирован немногими примерами. Это очень большая и сложная тема стилистики художественной литературы» [Виноградов 1963: 38]. На современном этапе поэтическая ономастика рассматривается как самостоятельная научная дисциплина со своим объектом исследования и собственными методами анализа, которая развивается в тесной связи с общей лексикологией, семиотикой, стилистикой, поэтикой и лингвистикой текста в широком аспекте [Фонякова 1990]. Выделение «поэтической ономастики» в самостоятельную научную дисциплину предусматривает закрепление за ней необходимой системы терминов, соотносимых с ее спецификой, а также определение основного термина по аналогии с другими научными дисциплинами (ср. лексема для лексикологии, фонема для фонологии, морфема для морфологии и т.д.). Традиционно при анализе собственных имен в художественной литературе и персонификации художественного образа (одушевленного или неодушевленного) употребляли термины имя или имя собственное. Применительно к художественным текстам они конкретизировались: имя 5

6 действующего лица, имя литературного персонажа, имя персонажа. В частности, В.А. Никонов дает следующее определение: «Имя персонажа одно из средств, создающих художественный образ, оно может характеризовать социальную принадлежность персонажа, передавать национальный и местный колорит, а если действие происходит в прошлом, то воссоздавать историческую правду (или разрушать ее, если имя выбрано вопреки правде)» [Никонов 1974: 234 ]. Обращает на себя внимание, что в данном определении в основном признается только тесная связь имени собственного художественного произведения с обществом и общественными условиями, но не уточняется его специфика в структуре художественного текста как самостоятельной единицы. Длительное время доминирующим термином для обозначения имен собственных в художественном тексте был термин литературный антропоним, указывающий на «все без исключения личные собственные имена, именующие персонажей» [Силаева 1977: 152]. В свое время М.В.Карпенко под литературными антропонимами понимала только собственные имена, созданные автором. Исключались собственные имена реальных исторических лиц, используемых в художественных произведениях в качестве личных имен персонажей [Карпенко 1970: 24]. Это ограничение позже было снято. Литературными антропонимами стали называть все имена собственные при номинации персонифицированных художественных образов. При анализе в художественном тексте топонимов, зоонимов соответственно стали употреблять термины литературный топоним, литературный зооним. Однако необходим был универсальный термин, соотносимый со всеми разрядами имен собственных в художественном тексте. Для поэтической ономастики таким термином является поэтоним. Этот термин литературоведы уже использовали для обозначения условных экзотических, мифологических, т.е. наделенных определенным поэтическим смыслом собственных имен [Суперанская C. 30]. 6

7 Для поэтической ономастики потребовалось расширение смыслового содержания термина поэтоним. В «Словаре ономастической терминологии» дается следующее его толкование: «Поэтическое имя (поэтоним) имя в художественной литературе, имеющее в языке произведения кроме номинативной характеризующую, стилистическую и идеологическую функции. Как правило, относится к категории вымышленных имен, но часто писателем используются реально существующие имена или комбинация тех и других» [Подольская 1988: 108]. При видовой конкретизации имен собственных в художественных текстах оправдано использование терминов поэтический антропоним, поэтический топоним, поэтический зооним и т.д. 2. Специфика имени собственного Внешняя звуковая характеристика поэтонимов, как и других имен собственных, бесспорно, соотносит их с нарицательной лексикой. Не столь значительны различия между поэтонимами и апеллятивами на словообразовательном и грамматическом уровнях. Проблема возникает при определении понятийности или смыслового содержания имен собственных вообще и поэтонимов в частности. Существуют различные научные обоснования о наличии или отсутствии у имен собственных смыслового содержания, значения. История вопроса раскрыта в монографии А. В. Суперанской «Общая теория имени собственного». В частности, при определении смыслового содержания собственных имен выделены следующие подходы: 1. Имена собственные не обладают лексическим значением, что принципиально отличает их от лексически значимых имен нарицательных (Дж. Ст. Милль, В. Рассел, А. Гардинер, А. А. Реформатксий, О. С. Ахманова и др.). Основной функцией имен собственных следует считать назывную, номинативную. Собственные имена только называют денотат, но не приписывают ему никаких свойств, так как наличие значения делало бы 7

Смотрите так же:  Как лучше оформить страховку каско

8 онимы менее прозрачными. 2. Имена собственные обладают значением, но только в речи, в то время как на уровне языка они рассматриваются как семантически пустые знаки (О. Есперсен, А. Петерсон, Е. Курилович, А. А. Уфимцева, Н. Д. Арутюнова и др.). 3. Имена собственные наделены значением как в языке, так и на уровне речи, но это значение отличается от значения нарицательных имен (Л. В.Щерба, А. А. Суперанская, С. Д.Кацнельсон и др.). 4. Имя один из ключей к подсознанию. Выбирая новое имя, трактуя имя тем или иным образом с помощью контекста, мы подключаем человека к континуальным потокам сознания, открываем в нем нечто сокровенное, получаем возможность прикоснуться к его духу [Черепанова 2002: 252]. Как писал А.Ф. Лосев, «миф развернутое магическое имя» [Лосев 1992: 217]. В художественных текстах поэтонимы сохраняют те же признаки, которые свойственны всем собственным именам на уровне языка и речи. В то же время есть и принципиальное отличие. Дело в том, что поэтонимы функционируют в условиях специфики художественного текста, выполняя авторский замысел в реализации идейно-эстетических и иных задач, что дает основание говорить об актуализации их стилистических и иных возможностей на содержательном уровне. В художественном тексте поэтонимы в значительной степени сближаются по своим функциональным характеристикам с нарицательными словами художественного текста. Содержание или значение поэтонимов представляет сложный комплекс лингвистических и экстралингвистических характеристик. Вся содержательная сторона поэтонимов должна пониматься через художественное описание денотата (образа) в поэтическом тексте. В отличие от апеллятивов, сведения об именах собственных, в том числе и поэтонимах, предусматривают знание сопутствующих данных, таких, например, как особые мотивы именования, история имени, этимология его основы и др. 8

9 Учитываются условия функционирования имени собственного в обществе, степень известности денотата (носителя) и его имени и др. С учетом стилистической функции поэтонимы очень близки к именам собственным на уровне речи. Они наделены энциклопедической информацией, представляющей собой внеречевые сведения о денотате имени собственного. В то же время речевая информация устанавливает связь имени с его носителем, социальное поле денотата и его имени и выявляет отношение говорящего к именуемому [Теория 1986: 121 ]. Значение поэтонима складывается из тех сведений, которые при выражении ими стилистических функций, одновременно подчиняя речевую, энциклопедическую и языковую информативность имени, что дает основание говорить о наличии у них значения. Денотатами поэтонимов выступают вымышленные (идеальные), созданные воображением автора образы, за которыми закрепляются по воле писателя индивидуальные собственные имена. Их смысловое содержание может быть понято с учетом конкретного художественного произведения, поэтому поэтонимы следует считать знаками особого, искусственного образования, созданными автором и воспринятыми читателем [Андреева 1977: 159]. Ю.А. Карпенко, рассматривая специфику имени собственного в художественной литературе, выделяет пять отличительных признаков литературной ономастики [Карпенко 1986: 34-40]: 1. Литературная ономастика вторична. Она возникает и существует на фоне общенародной ономастики и так или иначе на нее опирается. Писатель не может абстрагироваться от реальной ономастики, от действующих в языке ономастических норм даже в том случае, если сознательно к этому стремится. Разумеется, писатель далеко не всегда только пользуется действующими в языке ономастическими ресурсами. Часто он прибегает к ономастическому творчеству, создавая нужные для реализации художественного замысла собственные имена (ср. фамилии Фиглярин, 9

10 Хлестаков). Но и здесь общеязыковая ономастическая система предоставляет писателю свои модели и свои нормы. Писатель может видоизменять ономастические модели, по-своему интерпретировать ономастические нормы, но обычно он не нарушает принципа узнаваемости. Ведь имена персонажей и географических объектов в художественном произведении соотносят его действие с определенным местом (страной, языком), временем, социальной средой. И писатель поэтому не может не считаться с определенными ономастическими нормами. Иногда одна из этих трех координат (значительно реже две или все три координаты) из произведения устраняются. Например, А.Грин реальных своими страстями и характерами людей помещал в нереальную страну, в нереальное время. Вымышленная гриновская страна имеет своеобразную топонимию (Зурбаган, Гертон), яркую неповторимую антропонимию (Ассоль, Тави Тум), которая не может быть привязана к какой-то одной ономастической системе, но опирается на ономастический опыт человечества. Особо следует говорить о научной фантастике. Нередки здесь временные и пространственные сдвиги (изображение отдаленного будущего, жизни других миров), которые не могут не сопровождаться ономастическими трансформациями. Пришельцев с иной планеты писатель не может назвать Сергеем, Александром, Джоном или Томом, приходится придумывать что-то особенное, демонстративно отличное от земной антропонимики. Появляются Заф Фтет и Влихх оз Ддиз (И..А.Ефремов), дон Тамэо и дон Сатарина (А.Н.и Б.Н. Стругацкие), академик Ар и доктор Бер (Н. Разговоров). Но эти новообразования все равно опираются на действующие модели ономастической системы. В «Туманности Андромеды» И.А. Ефремов разработал особую двучленную систему именования людей, не содержащую наследуемого компонента фамилии: Дар Ветер, Эрг Ноор, Веда Конг, Низа Крит. Одна из героинь романа характеризует ее так: «имена даются по 10

11 любому понравившемуся созвучию». Но хотя люди говорят уже на общем языке, «все стараются подобрать созвучия или слова из языков тех народов, от которых происходят». И понятно, что Ляо Лян из китайцев, Кам Амат из индейцев. Ведь опорой для писателя были современные антропонимические системы [Там же : 34 35]. 2. Выбор конкретного собственного имени дело автора. И здесь, разумеется, субъективный фактор очень велик. В классическом произведении, вошедшем в золотой фонд литературы, все имена воспринимаются как оптимальные. Онегина действительно, как об этом писал Л.Успенский [Успенский 1962], нельзя назвать Буяновым, поскольку эта фамилия вступила бы в совершенно ненужный конфликт с образом. Ю.А. Карпенко считатет, что далеко не всегда следует безоговорочно утверждать, что литературное имя собственное могло стать только таким, какое оно есть. Это зависит от творческих и мировоззренческих взглядов писателя, а также обусловлено его социальным и творческим опытом [Карпенко 1986: 36]. Писатель подбирает либо конструирует не только личные имена, но и все компоненты ономастического пространства произведения. Он знает характеры, занятия, душевные и физические данные персонажей. И в этой ситуации имя не может не войти в какие-то связи с уже известными свойствами персонажа и задачами произведения. Эти связи могут оказаться многоплановыми и разнообразными, но они не всегда специально запланированы, осознанно введены автором. Имя в художественном произведении может сказать больше, чем задумал писатель [Карпенко 1986: 36]. 3. Литературная ономастика всегда «говорит», то есть выполняет смысловую функцию. Что именно и как она «говорит», ономасты понимают по-разному, как по-разному литературоведы толкуют одно и то же 11

12 произведение. Однако, по словам Ю. Тынянова, «в художественном произведении нет неговорящих имен» [Там же, 36]. 4. Литературная ономастика это факт речи. Литературное имя собственное переходит из речи в язык лишь в том случае, если оно приобретает независимое употребление, становится символом (Дон Кихот, Гамлет, Обломов). Для этого популярность произведения должна соединиться с общественной потребностью в обозначении какого-либо явления или социального типа. Принадлежность литературной ономастики к речи, а не к языку объясняет многие ее свойства, в частности особенности функционирования в произведении реальных имен собственных. В художественном тексте имена исторических деятелей, реальные топонимы становятся компонентами литературной ономастики и начинают «говорить». Например, образы Наполеона в разных произведениях не тождественны друг другу и, вероятно, не могут быть адекватными своему реальному источнику. Содержащаяся в имени историческая информация сохраняется лишь в той мере, в какой это нужно писателю, и дополняется характерными для данного произведения информационными и эмоциональными «довесками». Для их выражения писатель может прибегнуть к варьированию именования (Наполеон, Бонапарт и Буонапарте в «Войне и мире» Л.Н.Толстого) [Там же: 38]. Светясь отраженным светом историческим (от реального денотата) и художественным (от созданного писателем образа), реально-историческое имя приобретает в художественном произведении собственное ономастическое сияние. Но, конечно, оно особенно ярко в вымышленных именах произведения [Там же: 39]. Синтагматика художественного текста действует таким образом, что, по формулировке А.В. Суперанской, «имя и образ, параллельно создающиеся в творчестве писателя, дополняя и уточняя друг друга», работают друг на друга [Суперанская 1990]. Цель образ, но 12

13 знак его имя. Вбирая в себя черты образа, имя одновременно содействует его созданию. При этом чем меньше писательского текста отводится образу, тем большую роль в его создании играет имя. У многих писателей самые яркие имена присвоены эпизодическим персонажам. И наоборот, чем обстоятельнее писатель обрисовывает образ, тем меньшей становится роль имени в его создании [Карпенко 1986: 39]. 5. В художественном произведении обычно присутствует один совершенно особый тип имен собственных заглавие. Заглавия произведений, а также их частей, глав это собственные имена, поскольку они называют единичные объекты. В общей группировке собственных имен заглавия можно отнести к хрематонимам, названиям отдельных предметов материальной культуры. И это одна из важных специфических примет литературной ономастики, отличающих ее от ономастики общенародной [Карпенко 1986: 39]. 3. Литературная ономастика и другие научные дисциплины Поэтическая ономастика возникла на стыке различных гуманитарных научных дисциплин. При анализе поэтонимов художественных текстов используются методы, восходящие к методическим приемам лингвистики, литературоведения, социологии, истории, психологии, лингвокультурологии, когнитивной лингвистики и других дисциплин. Такое комбинированное наслоение определяется спецификой самой поэтической ономастики. Сложный и комплексный характер объекта ономастических исследований «исключает изолированное рассмотрение отдельных имен и выдвигает в качестве предварительного условия для их изучения учет разнообразных факторов, так или иначе влияющих на формирование имеющихся систем, учет лингвистических и экстралингвистических связей отдельных типов имен, связей онимических типов друг с другом и с апеллятивной лексикой» [Теория 1985:14]. Это требование полностью распространяется и на 13

14 поэтонимы с учетом специфики их функционирования в художественной литературе. Наиболее органична связь поэтической ономастики с языкознанием и литературоведением. Длительное время исследование поэтонимов осуществлялось на прикладном уровне в литературоведении. Высказывалось мнение, что изучение ономастики художественного произведения начинается с анализа авторского мировоззрения и мировосприятия, что входит в компетенцию литературоведа, и лишь на следующем этапе к исследованию подключается лингвист [Теория 1985: 220]. Теоретические приемы литературоведения, истории литературы помогают раскрытию таких тем, как «поэтонимы и литературные течения», «поэтонимы и литературная эпоха», «поэтонимы и подтекст» и др. Основное внимание в этих случаях направлено не на раскрытие социальных или экспрессивно-оценочных признаков поэтонимов, а на их роль «в обогащении идеи, конкретной мысли данного произведения» [Магазаник 1978: 7]. Литературоведческий подход предусматривает анализ поэтонимов с учетом воздействия на них экстралингвистических факторов, таких как влияние конкретных стилей, жанров, изображаемого времени, подтекста и социальных закономерностей на выбор и использование поэтонима. «Если бы в комедии «Недоросль» Д. И. Фонвизина, писал Э. Б. Магазанник, Скотинин получил фамилию Иванов, а Правдин стал именоваться Сидоровым, то это не изменило бы идейного смысла произведения, а лишь убавило бы выразительность образов, уменьшило бы экспрессивное воздействие на читателя. Но если изменить имя Лизы в «Барышнекрестьянке» А. С. Пушкина, то это нанесет серьезный ущерб пониманию смысла всего произведения, так как важная художественно-семантическая нагрузка имени определена сходством имен пушкинской героини и героини известной повести Н. М. Карамзина «Бедная Лиза» [Магазаник, Ройзензон]. Анализ функций поэтонимов при создании художественных образов предусматривает переплетение лингвистических и литературоведческих 14

15 методов. Исследователь нередко сталкивается с трудностями лингвистическими, помноженными на трудности литературоведческие [Никонов 1974: 234]. Лингвистический подход к анализу поэтонимов выдвигает на первый план проблему взаимодействия их со структурой художественного текста. При этом предполагается рассмотрение всех поэтонимов как специфических лексических единиц в языке и речи. Любой поэтоним находится в неразрывной связи с другими составляющими художественного текста. Поэтонимы не могут вводиться в художественный текст случайно. Они органически срастаются с общей архитектоникой и содержанием художественного произведения. При анализе поэтонимов необходимо учитывать аспекты прагматики и лингвистики текста. В поэтической ономастике постепенно стали формироваться собственные приемы анализа поэтонимов на основе синтеза уже зарекомендовавших себя методов в смежных гуманитарных научных дисциплинах. Анализ семантической экспрессии, символики и фонетического облика поэтонимов при создании художественных образов можно осуществлять с учетом знания семасиологии, лексикологии, фонетики, словообразования, которые переплетаются с требованиями стилистики. Семантико-стилистическая функция поэтонимов становится доминирующей при их анализе. В. В. Виноградов писал: «вопрос о подборе имен, фамилий, прозвищ в художественной литературе, о структурных их своеобразиях в разных жанрах и стилях, об их образных характеризующих функциях и т. п. не может быть проиллюстрирован немногими примерами. Это очень большая и сложная тема стилистики художественной литературы» [Виноградов 1963: 38]. Имена собственные стали объектом изучения не только стилистики художественной речи, но и науки о стилях художественной литературы, поэтики, теории поэтической речи и др. Бесспорна связь поэтической ономастики с социологией. Поэтоним потенциально содержит дополнительные социальные характеристики, 15

Смотрите так же:  Лицензия такси преимущества

16 которые необходимо учитывать при раскрытии того или иного художественного образа. Расслоение общества по социальным признакам отразилось на предпочтительном употреблении в каждом сословии специфических личных имен, отчеств и фамилий. Поэтическая ономастика несет дополнительную информацию о социальном статусе или сословной принадлежности носителя поэтонима к дворянам, купцам, крестьянам или другим слоям общества, а также указывает на их национальность. Специфика именования персонажей Л.Н. Толстого заключается в незначительном изменении реальной фамилии (Болконский Волконский, Куракин Курагин, Долохов Дорохов), но чаще он создавал фамилии персонажей по общенациональным моделям, сохраняя авторские особенности имятворчества. Неудивительно, что на фоне бытовавших исторических фамилий, введенных в текст «Войны и мира» (Кутузов, Аракчеев, Голицын, Платов и др.), созданные фамилии вымышленных героев воспринимаются также естественно, как и исторические: Архаров, Ахросимов, Ростов и др. В результате анализа поэтической ономастики прослеживается процесс создания поэтонимов, что позволяет проникнуть в психологию творческого процесса, предусматривая текстологический анализ черновых и других подготовительных материалов, используемых при создании художественного текста, а также публицистики, личных писем, мемуаров, художественных произведений других авторов. Синтез методов и приемов сопредельных гуманитарных наук позволяет поэтической ономастике индивидуализироваться. Из второстепенной прикладной дисциплины, которая длительное время растворялась в огромном массиве литературоведения и стилистики, языкознания и текстологии, истории и социологии, поэтическая ономастика в настоящее время превратилась в самостоятельное научное направление со своим объектом исследования, своими методами, целями и задачами. 16

17 4. Объект исследования поэтической ономастики Основными объектами поэтической ономастики следует считать опубликованные тексты художественных произведений, на базе которых производится анализ поэтонимов с учетом идейного содержания произведения и специфики авторского мастерства. Тем не менее анализ поэтонимов будет неполон без привлечения дополнительных источников, сопутствующих процессу создания художественного текста. К ним, прежде всего, следует отнести авторские черновые наброски, предварительные варианты художественного текста, корректурные листы и др. [Зинин 1980] Целесообразно учитывать заметки в записных книжках, собираемый писателем различный языковой и фактологический материал. Например, А.Н. Островский при работе над своими произведениями собрал много диалектных и просторечных слов для предполагаемого словаря русского народного языка. В некоторых случаях эти записи помогают проследить, как драматург использовал диалектные слова при создании фамилий персонажей. Фамилия Городулин соотносится с записью А.Н. Островского: «Городули. Вздор, болтовня, вранье. Полно тебе городули-то городить» [Холодов 1967: 200]. Наиболее надежным и исчерпывающим источником для изучения поэтонимов являются академические собрания сочинений писателей (ср. издания А.С. Пушкина, Ф.М. Достоевского, И.С. Тургенева, А.П. Чехова и др.), а также академические издания отдельных художественных произведений, как, например, «Петербург» А. Белого в серии «Литературные памятники». Эти источники позволяют проследить эволюцию создания и ввода в окончательный текст поэтонима, соотнести его с различными авторскими вариантами. Н. В. Гоголь при выборе имени героя «Шинели» в черновых вариантах записал Башмаков, Башмакевич, но эти фамилии в окончательном варианте были заменены фамилией Башмачкин [Эйхенбаум 1919: 155]. При анализе поэтонимов вызывает интерес сравнение различных 17

18 прижизненных изданий художественных произведений, в которые автор вносил дополнения, изменения, в том числе и в собственные имена. А.П. Чехов при подготовке своего Полного собрания сочинений в гг. в ряде случаев заменил фамилии героев своих ранних рассказов, а иногда не понравившиеся ему поэтонимы вычеркнул. В рассказе «Брак по расчету» была убрана фамилия Паршивцев, в рассказе «На чужбине» фамилию Дрянин заменил на Дружков, а Какишев на Камышев. Фамилию Смердяев в рассказе «Чтение» изменил на Мердяев, что избавило первоначальный поэтоним от дополнительных ассоциаций [Сурова 1967: 269]. Э.Б. Магазаник отмечает, что в истории русской литературы известны случаи переклички фамилий персонажей Онегин Печорин Волгин. Речной характер этих фамилий в первопричине своей дело случайное. Но не случайна взаимная корреляция их. Если бы Онегин носил другую фамилию, то и Печорин и Волгин не носили бы речных фамилий [Магазаник 1978: 75]. Семиотическая связь между именами персонажей формирует вертикальный контекст культуры. 5. Функции имен собственных в художественном произведении. Обычно выделяется целый ряд функций имен собственных в художественном произведении: номинативная, идеологическая, характеризующая, эстетическая, символическая [Бондалетов 1983]. Ю.А.Карпенко в работе «Имя собственное в художественной литературе» предлагает выделять номинативную и стилистическую функции [Карпенко 1986: 36]. В.Н.Михайлов в работе «Специфика собственного имени в художественном тексте» уделяет большое внимание этимологии имени [Михайлов 1987: 79]. Д.И. Александрова в статье «Сравнение как способ создания художественного образа в романе М. Шолохова «Тихий Дон» — выделяет функцию сравнения [Александрова 2005: 55]. Е.П. Шейнина в статье «О чем говорят фамилии у Островского?» отмечает говорящую основу у фамилий [Шейнина 1983: 24 29], эту же функцию указывает Р.Д. Тименчик в статье «Имя литературного персонажа» [Тименчик 1992: 25-27]. 18

19 В.В. Катермина в работе «Личное имя собственное в художественном тексте» говорит о том, что имена собственные способствуют выявлению национально-культурных особенностей определенного этноса [Катермина 1999: 149], ранее эта же особенность описывалась в статье Э.А. Лавровой «Имя образ. Антропонимы в романе Н. Шундика «Белый шаман» [Лаврова 1984: 47]. Обобщив мнения исследователей, можно составить общий список функций имен собственных в художественном тексте. 1. Номинативная (дифференциальная, идентификационная) функция. Давая конкретные, пусть даже самые распространенные, собственные имена персонажам, писатель неизбежно индивидуализирует их, а читатель закономерно идентифицирует художественный образ с тем или иным лицом [Суперанская 1973: 272]. Например, литературные имена Чук и Гек не могут вызвать подобных ассоциаций у читателя, а следовательно, образы оказываются размытыми, такие имена-прозвища могут быть отнесены к любому мальчишке четырех пяти лет. Обращает на себя внимание однотипная структура имен Чук и Гек, которые представляют собой односложные номинации, совпадающие по количеству букв. Это сходство сближает героев рассказа А.П.Гайдара, как бы объединяет их. К тому же это братья-погодки. Единство героев подчеркивается союзом И, объединяющим имена в сочинительное единство: Вернувшись домой, Чук и Гек долго молчали; Чук и Гек спрыгнули с дивана [Фролова 2001: 49-51]. 2. Стилистическая функция проявляется двояко: А) информационностилистическая. Информация собственного имени передается в логическом, понятийном виде, и её легко можно описать, выразить словом. Выразителем информационно — стилистических смыслов обычно является внутренняя форма (этимологическое значение) имени собственного. В простейшем случае имена персонажей указывают на их национальную принадлежность. 19

20 Например, фамилия чеховского унтера Пришибеева сообщает, что дело происходит в России, определяет персонаж как резко отрицательный (идеологический аспект), решающий вопросы с помощью кулака (характеризующий аспект) [Карпенко 1986: 37]. Б) Эмоционально — стилистическая функция основана на том, что имя собственное вызывает у читателя определенные чувства, формирует его отношение к изображаемому. Ярким средством проявления эмоционально-стилистической функции литературных имен собственных является их фонетический состав. Не менее важен словообразовательный аспект имени собственного. Характерными могут быть разные виды несоответствия имени и фамилии, имени и образа. Например, «светлой личности» скромненького серенького регистратора «досталась благонадежная ручейковая фамилия Филюрин», пишут И. Ильф и Е. Петров, предваряя это сообщение тонким и остроумным рассуждением о том, что «нет ни одного гадкого слова, которое не было бы дано человеку в качестве фамилии». Все ассоциации, вызываемые этой фамилией (фи, филер, диалектный вульгаризм люрить «лить»), отрицательные. В результате создается впечатление чего-то легковесного, несерьезного [Карпенко 1986: 37]. «Говорят» имена по-разному, и прежде всего это зависит от того, кому они «говорят». Осип Мандельштам с наслаждением вводит в русский стих переливы и зияния извилистого имени итальянского скульптора: Как на лемех приятен жирный пласт, Как степь молчит в апрельском повороте А небо, небо твой Буонаротти! А петербургский ростовщик из одноименного водевиля Н.А. Некрасова бормочет: «Буонаротти Буонаротти какая фамилия странная что за Буонаротти. должно быть, бестия чрезвычайный был! Из самой фамилии видно» [Тименчик 1992: 25]. Степень реализации той дополнительной информации, которую несет имя всякого литературного персонажа, зависит от осведомленности читателя. Для современного читателя имя героя 20

21 гоголевского «Вия» Хома Брут прежде всего значимо столкновением бытового, простонародного «Хома» с символом свободолюбия «Брут», имени с «прозванием». Но для знатока старинного российского быта это имя содержит в себе свернутую историю своего происхождения, скрытый повествовательный мотив бурсацкая кличка может быть связана с диалогом Цицерона «Brutus de oratore», и Хома удостоен ею в насмешку именно потому, что красноречием не блистал [Тименчик 1992: 26]. Обращает на себя внимание прием Гоголя отчасти в русле классицизма, при котором имена и фамилии персонажей, не дают прямой оценки свойств и качеств, но весьма выразительно его характеризуют, добавляя образу любопытные штрихи. Ю.В. Манн в работе «Поэтика Гоголя. Вариации к теме» отмечал, что многие гоголевские фамилии явно содержат в себе некие «говорящие» элементы (лекарь Гибнер, частный пристав Уховертов), подчеркивая, что перед нами не «лобовое называние порока или добродетели подчас с недвусмысленной и подчеркнуто резко моральной оценкой, а некоторое его характерологическое качество, некое вытекающее из него действие или свойство» [Манн 1996: 113]. У Набокова в работе «Лекции по русской литературе» находим: «Сама фамилия Хлестаков гениально продумана, потому что у русского уха она создает ощущение легкости, бездумности, болтовни, свиста тонкой тросточки, шлепанья об стол карт, бахвальства шалопая и удальства, покорителя сердец (за вычетом способности довершить и это, и любое другое предприятие)» [Набоков 1996: 68]. Ю.Олеша Писал о фамилиях у А.Н. Островского: «Вот маленький человек, влюбленный в актрису, похищаемую богатыми. Зовут Мелузов. Тут и мелочь, и мелодия. Вот купец хоть и хам, но обходительный, нравящийся женщинам. Фамилия Великатов. Тут и великан, и деликатность Вдову из «Последней жертвы» зовут Тугина. Туга это многие печали. Она и печалится, эта вдова. Она могла бы быть Печалиной. 21

22 Но Тугина лучше. Обольстителя ее фамилия Дульчин. Здесь и дуля (он обманщик), и «дульче» сладкий (он ведь сладок ей!)» [Тименчик 1992: 26]. В стилистической функции художественной ономастики на первый план выходит то информационная (чаще), то эмоциональная (реже) сторона. При этом могут быть использованы различные аспекты имени, отнюдь не только «говорящая» основа или звуковая инструментовка [Карпенко 1986: 38]. 3. Экспрессивная функция. Особое внимание экспрессии, которую несет имя собственное, уделяет В.Н. Михайлов [Михайлов 1987: 78 82]. Проанализировав большое количество материала, он попытался выявить и систематизировать те факторы, которые способны создавать экспрессию в именах собственных как категории художественной речи. В работе отмечены основные из них: 1) отчетливая внутренняя форма имен собственных, созданных писателем, способная охарактеризовать персонажи и выразить какую-либо их оценку, например, помещики Стегунов, Зверков у И.С.Тургенева в «Записках охотника»; 2) так называемые «бракованные», малоупотребительные и не любимые народом имена. В контексте они способны служить выражением авторской иронии, антипатии к персонажу (Перепетуя Ельпидифоровна у В.И. Даля), могут также подчеркивать социальное положение персонажа, указывать на его жалкую, неудачную судьбу, например, Акакий Акакиевич в повести Н.В. Гоголя «Шинель»; 3) совпадение имени персонажа с именем собственным известного исторического, мифологического лица или другого литературного персонажа, например, Алкид и Фемистоклюс Маниловы в поэме Н.В.Гоголя «Мертвые души», где имена собственные служат для выражения определенного отношения писателей к носителям этих имен. Особняком стоят явления легкого видоизменения имен собственных реальных 22

23 исторических лиц, с которыми в той или иной степени соотносятся персонажи произведений, когда писатель по какой-либо причине сохраняет ассоциации, связанные с подлинными носителями имен, а иногда и прямо намекает на определенную личность, например, Денисов Денис Давыдов, Ахросимова Офросимова и др. в романе Л.Н.Толстого «Война и мир»; 4) структурные особенности собственных имен. Если имя собственное, выполняя функцию фамилии, представлено в «прозвищной» форме, то есть не оформлено с помощью специфических фамильных суффиксов, то оно способно энергичнее и непосредственнее проявить свою внутреннюю форму, например, Прыщ в «Истории одного города» М.Е.Салтыкова-Щедрина. Экспрессия собственных имен зависит и от семантико-стилистических свойств различных морфологических элементов суффиксального типа, участвующих в образовании этих имен, например, суффикс — ск-ий (-к-ий), свидетельствующий о социальной значительности, родовитости (ср. Томский, Ленский, Муромский и др. у А.С.Пушкина); 5) экспрессивность фонетического строя имени собственного, звуковая «изобразительность», создаваемая, например, повторами слогов, отдельных звуков, использованием эмоционально окрашенных звукосочетаний, например, графиня Хрюмина в пьесе А.С.Грибоедова «Горе от ума». 6. Ономастическое пространство художественного произведения Под ономастическим пространством понимается сумма имен собственных, которые употребляются в языке данного народа для наименования реальных, гипотетических и фантастических объектов [Суперанская 1973: 138]. Соответственно ономастическим пространством художественного произведения (ОПХП) следует считать совокупность всех поэтонимов, которые в нем встречаются. Границы ономастического пространства в поэтической ономастике могут 23

Смотрите так же:  Налог за автомобиль нижегородская область

24 быть расширены за счет объединения художественных произведений по определенному жанру или временному срезу. Можно очертить ономастическое пространство художественных произведений одного писателя или группы авторов. Более широкое представление о границах ономастического пространства дает анализ совокупности поэтонимов конкретной национальной художественной литературы. Пределом можно считать описание ОПХП всей мировой художественной литературы, что допустимо, скорее всего, как теоретическое предположение. Но в любом случае ономастическое пространство художественной литературы сохраняет признак вторичности по отношению к национальным ономастическим пространствам, что отражается в наличии у них различительных признаков при определенном сходстве. Границы ОПХП определяются характером и объектом проводимых ономастических исследований. Важно не только выявление отдельных поэтонимов, раскрытие их характеристик и роли в создании образности, но и определение их взаимосвязи в контексте художественного произведения. В ОПХП предусматриваются «принципиальная возможность вхождения в определенные онимические и ономопоэтические ряды, системная организация этих рядов, хронологическая последовательность актов деривации» [Теория 1986: 14]. ОПХП выступает подсистемой общей образной системы художественного произведения, с одной стороны, а с другой отражает специфику авторского творчества, жанровых и стилевых различий, соотнесенность содержания художественного произведения с эпохой изображения и временем создания произведения и характеризуется следующими свойствами: 1) имеет полевую структуру, в которой выделяются ядро и периферия; 2) функционирование в художественных текстах поэтических антропонимов, топонимов, зоонимов и других онимов, которые могут в отдельности быть 24

25 самостоятельным объектом изучения, дают основания объединять их в самостоятельные ономастические поля в составе общего ОПХП. Поэтонимы, входящие в определенное семантическое поле, более конкретно раскрывают свои признаки, одновременно сохраняя определенную экспрессивнологическую связь с поэтонимами других ономастических полей в границах единого ОПХП; 3) наиболее многопланово ономастические поля поэтонимов представлены в эпических произведениях, в которых широко используется речевая, энциклопедическая и языковая информация поэтонимов различных разрядов. Например,в трилогии А. Н. Толстого «Хождение по мукам» функционирует более двух тысяч поэтонимов, позволяющих представить описываемую эпоху более объемно и выразительно. Многие приводимые в эпопее поэтонимы исчезли из современного употребления, требуют исторического комментирования. Такими микрополями онимов в произведении являются названия учреждений и организаций, союзов и партий («Союз защиты родины и свободы», «Временное правительство» и др.), наименования воинских группировок и подразделений (Добровольческая армия, Усольский полк), названия гостиниц, кинотеатров, ресторанов (Смольный, «Версаль», «Красные бубенцы»), названия органов периодической печати («Слово народа», «Русские ведомости», «Русское слово» и др.) [Большакова 1978: 10]; 4) ономастическое пространство художественного произведения не является абсолютным компонентом художественного произведения. Оно отсутствует в художественных произведениях, в которых образы и персонажи не маркируются поэтонимами, в частности, во многих лирических и прозаических произведениях малых жанров; 5) количественный показатель не играет первостепенной роли в определении специфики ономастического пространства художественного произведения. Количество единиц ономастического пространства не имеет абсолютной зависимости от величины художественного текста. Количество поэтонимов 25

26 мотивировано во многих случаях целями и задачами художественного произведения, так, например, в небольшом рассказе А. П. Чехова «Лошадиная фамилия» большое число поэтонимов вызвано развитием действия поиском нужной фамилии; 6) доминирующая роль в ОПХП принадлежит системно-образным отношениям поэтонимов, которые играют «организующую роль ономастического пространства в структуре художественного текста» [Михайлов 1984: 106]. Системность позволяет выявить мотивы отбора поэтонимов, а также описать и раскрыть их стилистические возможности в конкретном ономастическом пространстве художественного произведения; 7) в отличие от национальной ономастики, где временные границы ввода онимов в ономастическое пространство довольно условны, в поэтической ономастике отчетливо выделяются две фазы формирования ономастического пространства художественного произведения. Первая фаза охватывает период работы автора над художественным произведением от замысла до завершающего воплощения. Вторая фаза предусматривает статическое закрепление за конкретным художественным произведением поэтонимов, которые в дальнейшем будут функционировать во времени и пространстве без изменений; 8) динамика наполняемости ОПХП необходимыми поэтонимами характерна только для первой фазы. В процессе работы над художественным произведением допустимы свободная замена поэтонимов, изменение их функций в контексте произведения, что объясняется мотивами художественного замысла. Интересный материал, иллюстрирующий сложный процесс развития фабулы и создания художественных образов, содержится в черновиках, предварительных вариантах художественных произведений. Ф. М. Достоевский при работе над романом «Бесы» в черновиках именует будущих своих персонажей разными именами, часть из которых не встречается в 26

27 основном каноническом тексте. В черновых набросках встречаются реальные имена прототипов, условные имена персонажей: Грановский (в основном тексте романа С. Т. Верховенский), его сын (или племянник) Студент (впоследствии Петр Верховенский), Княгиня (в тексте Варвара Петровна Ставрогина), Князь (в романе Ставрогин), Шапошников (в романе Шатов), Воспитанница (Дарья Павловна), Красавица (Лиза Тушина), капитан Картузов (Лнбядкин), Хроникер и др. [Ф.М.Достоевский. ПСС, т.12. C.172]. Подобный сложный процесс поиска нужного поэтонима характерен для любого мастера художественного слова. К сожалению, значительная часть предварительных материалов или уничтожается самими авторами, или хрантися в малодоступных для широкого читателя архивах. Анализ поэтонимов в предварительных материалах, набросках может быть произведен в границах самостоятельного ономастического пространства, которое при проецировании на ономастическое пространство канонического текста художественного произведения позволяет создать общую картину творческого поиска нужного поэтонима для художественного образа; 9) в художественном произведении ономастическое пространство характеризуется непроницаемостью для других онимов. В этом принципиальное отличие поэтического ономастического пространства от ономастического пространства национальной ономастики. Для последнего характерна количественная динамика, которая может перерастать в качественное изменение. Например, активное использование христианских личных имен в древнерусском обществе привело не столько к количественному обогащению национального именника, сколько к его качественному обновлению, когда в ХVШ веке завершился процесс вытеснения многочисленных прозвищных, «некалендарных» личных имен относительно немногочисленными именами каноническими, календарными [Зинин 1972]; 10) ономастическое пространство художественного произведения может 27

28 включать разнообразные поэтонимы без учета их активного или пассивного функционирования в национальной ономастике. В тетралогии В. П. Катаева «Волны Черного моря» ономастическое пространство включает 292 антропонима, 269 топонимов, 178 названий предприятий, учреждений, обществ и объединений, 61 сортовое и фирменное название, 47 названий произведений литературы и искусства, 32 названия средств передвижения, 30 наименований органов периодической печати, 21 мифоним, 11 фалеронимов, 11 хрематонимов, 10 хрононимов, 6 названий праздников, юбилеев и торжеств, 5 космонимов, 4 зоонима. Всего в тетралогии В.П. Катаева ономастическое пространство охватывает 978 поэтонимов, номинативно соотносимых с различными денотатами [Суслова 1984: 146]; 11) в ОПХП включаются также заглавия произведения. «Называя литературное произведение, мы имеем в виду не то, как выглядит книга, а ее содержание», делает вывод А. В. Суперанская [Суперанская 1973: 201]. Функция заглавия художественного произведения усиливается в тех случаях, когда оно выражается через другой поэтоним, который входит в конкретное ономастическое поле: антропонимов («Евгений Онегин», «Обломов», «Васса Железнова» и др.), топонимов («Цусима», «Тихий Дон» и др.), зоонимов («Каштанка») и т. д.; 12) из многообразия онимов национальной ономастики в художественных текстах преимущественно встречаются поэтонимы двух разрядов: антропонимы и топонимы, которые и определяют весь ономастический фон повествования (за исключением художественных произведений специального предназначения: сказок, рассказов о животных, фантастических сцен и др.). Доля поэтических антропонимов в художественном произведении превышает все другие, в том числе и топонимы. Подобная антропоцентричность является важнейшей отличительной чертой ономастического пространства художественного произведения. Например, ономастическое пространство «Евгения Онегина» А.С. Пушкина включает 28

29 238 поэтонимов, в том числе поэтические антропонимы составляют 65,1%, топонимы 18,9%, другие (теонимы, астронимы, зоонимы. ) 15, 9%. [Михайлов 1981: 101], ономастическое пространство художественных произведений Ф.М. Достоевского включает около 4400 поэтонимов в первичной номинации без учета различных фонетико-орфографических и деривационных вариантов. В этом поэтическом пространстве 79,9% поэтонимов приходится на антропонимы, 28,1% составляют топонимы и только 0,1% включают в себя другие разряды собственных имен; 13) ОПХП характеризуют статичность, замкнутость и антропоцентричность, которые позволяют рассматривать его как самостоятельное, автономно функционирующее явление, в котором значительна роль автора художественного произведения как творца, созидателя. Автор в процессе работы над художественным произведением проявляет креативность при создании поэтонимов, в основном опираясь на национальный ономастикон; 14) один из важных признаков поэтической ономастики: ее вторичность по отношению к национальной ономастике. Этот принцип способствует приданию художественному тексту допустимой достоверности даже при описании самых нереальных событий, в основном характерных для фантастических произведений. Таковы имена первобытных людей в начале четвертичного периода развития человечества: Ун, Зур, Нао, Гунн, Нам, Фаум в романе Рони Старшего «Борьба за огонь» или Ожо, Крек, Гель, Рюг в «Приключении доисторического мальчика» д Эрвильи; 15) ОПХП сохраняет свои характеризующие признаки при переводах художественного текста на другие языки. Обычно в таких случаях поэтонимы подлинника сохраняются без изменения, за исключением графемо-произносительных отклонений при их передаче на другом языке. Переводу могут подвергаться только те поэтонимы, прямая передача которых на чужом языке может ослабить художественное восприятие образа. В основном переводятся прозвища и «говорящие» имена типа Толстяк, Хромой. 29

30 Таким образом, ономастическое пространство художественного произведения выполняет не только важную структурно-организующую функцию, но и несет наиболее общую многостороннюю лингвистическую и экстралингвистическую информацию. Ономастическое пространство структурно охватывает часть словаря языка писателя, характеризует его авторскую индивидуальность и уровень мастерства. Полное представление ОПХП возможно осуществить через лексикографическое описание поэтонимов одного, нескольких или всех художественных произведений писателя или группы писателей. 7. Современные проблемы литературной ономастики 7.1. Структура значения имени собственного. Экстралингвистическая информация, заключенная в поэтонимах, называется «фоновыми знаниями». Содержание фоновых знаний представляет собой «сумму сведений, изначально присущих членам данного языкового коллектива на определённом этапе развития» [Максимчук 2002 : 108]. Фоновые знания включают в себя сведения о человеке, окружающей его среде, природе, о быте и нравах, о медицине, музыке, искусстве, науке, технике, экономической и политической жизни и т.д. Состав и объём фоновых знаний, их характер и актуальность могут меняться в определённые периоды жизни «языкового коллектива»: то, что актуально сегодня, завтра может изменить свой статус. Фоновые знания, как отмечают исследователи, обладают определённой структурой. Выделяется три уровня фоновых знаний, входящих в план содержания имён собственных: общечеловеческие знания, общенациональные (общеязыковые) (страноведческие) знания, краеведческие (региональные) знания. Таким образом, можно отметить тот факт, что структура фоновых знаний (ассоциативно-культурного фона) имён разных типов во многом соприкасается с энциклопедической информацией об имени. Характер фоновых знаний всех 3-х уровней может быть различным. Имя 30

Возможно Вас заинтересует:

  • Органы опеки и попечительства муниципального образования Опека и попечительство ПРИЁМ ГРАЖДАН СОТРУДНИКАМИ ОТДЕЛА ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА МЕСТНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОД ПУШКИН Внимание! В связи с подготовкой и сдачей годового отчета по форме 103-РИК последний прием граждан в 2018 […]
  • Готовить отчетность Готовить отчетность 1 декабря в Институте Экономических Стратегий РАН состоялся мастер-класс «Как готовить годовой отчет в соответствии с Международным стандартом интегрированной отчетности» Организаторы мастер-класса — Группа компаний […]
  • Курсовая требования источников Оформление курсовой работы Требования к оформлению курсовой работы Все структурные элементы курсовой работы брошюруются (сшиваются) в следующей последовательности: Титульный лист образец Задание кафедры на работу образец Отзыв научного […]
  • Штраф за ношение ножа Ответственность за ношение ножа Ранее существовала уголовная ответственность за ношение холодного оружия, но сегодня данная статья исключена из Уголовного кодекса РФ. Осталась только ответственность за нарушение правил ношения холодного оружия, […]
  • Административная ответственность за хранение оружия Статья 20.8. Нарушение правил производства, продажи, коллекционирования, экспонирования, учета, хранения, ношения или уничтожения оружия и патронов к нему Статья 20.8. Нарушение правил производства, продажи, коллекционирования, экспонирования, […]
  • Кто имеет право вести реестр Ведение реестра акционеров в свете последних изменений в гражданском законодательстве Законодатель уделяет самое пристальное внимание деятельности акционерных обществ, что подтверждается принятием огромного количества нормативно-правовых актов, […]

Author: admin