Гражданский иск в уголовном деле в особом порядке

Гражданский иск в уголовном деле в особом порядке

1)возможна ли подача гражданского иска в уголовном процессе, при рассмотрении дела в особом порядке?
2)На каком этапе рассмотрения дела это можно делать.

Есть ли какие то варианты, что бы добиться максимального для него срока?

Статья по предъявленному обвинению то не измениться, но санкция может же быть максимальная, а особое производство само по себе уже снижает её на 1/3.

То есть, по вашему мнению, уже нет вариантов убедить судью в общественной опасности данной личности?

Вменяется группа лиц или значительный ущерб? Как я понимаю, скорее первое, раз соучастника не сдал. Он его сдавать не обязан, тут не надо путать сделку со следствием и особый порядок

Вменяется ст.161 ч.2 пункт «г»

Как вменить ещё один пункт?
Протестовать против «особого порядка» переводя его в общий и на судебном следствии разбираться с соучастником? (Но по нему нет ни каких данных, подозреваемый его не сдал, а потерпевший не смог составить его фоторобот, но указал в заявлении, что он был )

Какова вероятность, что общий порядок «ужесточит» наказание?

——————
Проверено электроникой, обработано силиконом.

quote: Какова вероятность, что общий порядок «ужесточит» наказание? Ужесточит по отношению к чему? По срокам — не более 2\3 от максимального.
quote: подозреваемый его не сдал, а потерпевший не смог составить его фоторобот, но указал в заявлении, что он был Дело в отношении второго выделено? Что в обвинительном написано — группой или один совершил?

quote: Originally posted by афоня:

А в чем проблема то? Если потерпевший против, не будет никакого особого порядка. Прокурор то согласится, понятно

quote: Originally posted by афоня:

Нет, судья с этим не разбирается. Нужен дослед

По этому на данном этапе я думаю так (алгоритм)

1) протестовать против особого порядка переводя его в общий
2) На судебном следствии поднять вопрос об втором участнике, по результатам чего ходатайствовать о направлении дела на доследование
3) организовывать розыск второго соучастника и заниматься переквалификацией обвинительного заключения.

Так правильно или можно миновать какие то этапы?

Вообще имеет ли смысл заморачиваться? Ведь попытка-не пытка.

Я бы попробовал, но я не адвокат, я скажем так «советник-аналитик» пока. Это как лабораторная работа, обдумываю варианты. Потом расскажу потерпевшему, а он пусть выбирает.

Сегодня изучал практику этого «N-го суда», так вот за прошлый год по этой статье было рассмотрено 24 дела, 11 из которых окончились примирением сторон, при чём большинство этих дел рассматривал судья, назначенный и на наше дело. По остальным приговорам, точных данных по вынесенным наказаниям нет. Но практика 45/55 уже не радует.

Ладно, хочу задать ещё несколько вопросов по существу гражданского иска.

В ходе следствия следователем было вынесено постановление о признании потерпевшего гражданским истцом (кража мобильно и часов на сумму 4000р.). Вообщем гражданский иск получается уже предъявлен в рамках УД.

Собственно вопросы:
1) вынесение обвинительного приговора по УД и удовлетворение требований по гражданскому иску на заявленную сумму, будет ли являться право-прекращающим фактом, исключающим возможность подачи ещё одного иска, но уже в гражданском порядке (допустим по возмещения материального ущерба: за лечение, за испорченную одежду; и за возмещение морального вреда)? Да или Нет.

2)отказ от исковых требований в рамках УД, будет ли являться право-прекращающим фактом, исключающим возможность подачи ещё одного иска, но уже в гражданском порядке?

3) Возможно ли изменить (дополнить)исковые требования заявленные в рамках УД?

4) Что лучше, подать гражданский иск в рамках УД или отдельно, после вынесения приговора в рамках гражданского дела?

5) по сложившейся практике (если у вас такая есть), какую примерно сумму удовлетворяет суд в качестве компенсации морального вреда по ст.161 ч.2 «г»

Согласен, полиция сработала хорошо, помог фоторобот и то, что этот дурак оставил себе похищенный телефон.
Но всё равно, хочется наказать преступника по суровей.

——————
Проверено электроникой, обработано силиконом.

——————
Проверено электроникой, обработано силиконом.

Следователи, прокуроры и судьи это прекрасно понимают, в отличие от Вас.
Советую успокоиться и направить энергию в полезное русло

Условный срок — за тяжкое преступление, это пионер лагерь, а не дамоклов меч.
Если в 19 лет мозги не появились, то и к 30-ти им будет неоткуда взяться.
Ну да ладно, это всё лирика. Я думаю, что каждый останется при своём мнении.

Но всё равно огромное спасибо.

Бог с ним со сроком, сейчас меня больше всего занимают вот эти вопросы:

1) вынесение обвинительного приговора по УД и удовлетворение требований по гражданскому иску на заявленную сумму, будет ли являться право-прекращающим фактом, исключающим возможность подачи ещё одного иска, но уже в гражданском порядке (допустим по возмещения материального ущерба: за лечение, за испорченную одежду; и за возмещение морального вреда)? Да или Нет.

2)отказ от исковых требований в рамках УД, будет ли являться право-прекращающим фактом, исключающим возможность подачи ещё одного иска, но уже в гражданском порядке?

3) Возможно ли изменить (дополнить)исковые требования заявленные в рамках УД?

И ответа на них в УПК я не нашел? Кто нибудь может по ним что нибудь сказать? Есть ли какой нибудь опыт?

quote: Originally posted by Gasn:

2)отказ от исковых требований в рамках УД, будет ли являться право-прекращающим фактом, исключающим возможность подачи ещё одного иска, но уже в гражданском порядке?

Читайте ГПК, статьи 24 и 31

quote: Originally posted by Gasn:

И ответа на них в УПК я не нашел?

Естественно. См.выше

Под правопрекращающими юридическими фактами принято понимать факты, с которыми нормы права связывают прекращение конкретного права определенного лица. c

то есть, я имел ввиду удовлетворение материальных требований (путем вынесения приговора) заявленного в рамках следственных действий, не будет ли поводом отказа в заявлении новых исковых требовании в гражданском процессе, по факту причинения материального ущерба совершенным преступлением.

Жаль, что мне не удалось уговорить потерпевшего о переводе дела в общий порядок и добавлении исковых требований, так как возмещение ранее заявленного материального вреда в рамках УД произошло в полном объёме и суд это счел одним из факторов смягчающим приговор.

Ну да ладно, приговор уже вынесен.

По этому у меня возникло ещё пару вопросов.

Есть желание обжаловать данный приговор, но изучая УПК совсем запутался, ч.3 ст.360 УПК РФ и ч.1 ст.387 УПК РФ гласят «суд кассационной инстанции вправе применить к осужденному уголовный закон о менее тяжком преступлении и снизить наказание в соответствии с измененной квалификацией содеянного. При этом суд кассационной инстанции не вправе применить уголовный закон о более тяжком преступлении или усилить назначенное наказание.»

В то же время ч.4 ст.360 УПК РФ и ч.2 ст.383 УПК РФ гласят, что «Суд кассационной инстанции вправе отменить оправдательный приговор, а также обвинительный приговор в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении или назначения более строгого наказания в случаях, предусмотренных частью второй статьи 383 и статьей 385 настоящего Кодекса.»

Разъясните пожалуйста, можно ли ли обжаловать приговор суда в кассационном порядке с целью ужесточения наказания или нет?

Нет ли у Вас или кого нибудь, случаем, примера такой Кассационной жалобы по тем же мотивам?

Впрочем, весь разговор теряет смысл при условии, что
quote: Originally posted by Gasn:

Жаль, что мне не удалось уговорить потерпевшего о переводе дела в общий порядок и добавлении исковых требований

Просто тратим время.


Зачем вообще создана тема?

Не понял вопроса?
Тема создавалась из за того, что я хотел убедить потерпевшего подать исковое заявление на стадии судебного заседания, но он не захотел.

Суд принял к рассмотрению и удовлетворил исковые требования заявленные истцом на стадии следствия (сумма за мобильный и часы).

Возмещен только материальный вред причиненный при совершении преступления (за похищенное имущество).

Главным вопросом я ставил для себя, можно ли дополнить гражданский иск при «особом порядке».

To Gasn:
иногда рассматривать дело в особом порядке лучше, поскольку подсудимый особо не рыпается против заявленного гражданского иска. А вот возражать потерпевшему против рассмотрения дела в особом порядке иногда себе дороже.
Суду не очень хочется делать лишнюю работу и отписывать полноценный приговор,
который еще может и не устоять в кассации,а здесь 100%.
И зачастую, судьи назначают еще менее суровое наказание.

По поводу иска, а кто мешает?? Делайте, дополняйте, подавайте, шагните уже из теории в практику и увидите )) Если откажут, обжалуйте .

Адвокат разрешает иск в уголовном деле

Адвокат в разрешении иска в рассмотрении уголовного дела при особом порядке.

Возмещение вреда потерпевшему, а именно: возмещение материальных претензий и компенсация морального вреда, происходит в рамках гражданского иска, который потерпевший заявляет в суд при рассмотрении уголовного дела. Данные обстоятельства регулируются ч. 3,4 ст. 42 и ст. 44 уголовно процессуального кодекса.

В соответствии с названными статьями уголовного кодекса, указано, что гражданским лицом является физическое лицо, которому причинен вред непосредственно преступлением.
Признание потерпевшим истцом оформляется постановлением следователем, а сам иск может быть предъявлен как после возбуждения уголовного дела, так и в суде до окончания судебного разбирательства.
Уголовным законодательством предусмотрена упрощённость и «быстрота» разбирательства по рассмотрению гражданского иска. Адвокат как представитель потерпевшего один раз заявляет гражданский иск в рамках расследуемого уголовного дела и больше стороны не участвует в судебных тяжбах. Более того, в рамках уголовного суда, возмещения ущерба, причинённого потерпевшему напрямую связанно с наказанием, обвиняемого, которое в случае заглаживания вреда будет как рассматриваться судом как обстоятельство смягчающее ответственность и наоборот.

Пути возмещения вреда потерпевшему на стадии уголовного разбирательства дела и проблемы, возникающие на этом этапе судопроизводства, активно обсуждается юридическим сообществом. Главное это право потерпевшего на возмещение ему причиненного вреда преступлением.

Как следует из адвокатской практики, в одном лице могут не совпадать гражданский истец и потерпевший, но это разговор другой темы. Рассмотрим один спорный вопрос, который разъясняется статьей 314 уголовно процессуального кодекса.

Согласно этой статьи, все основания по которым применяется особый порядок четко прописан. Не будем их перечислять. Одно самое важное – в данных основаниях рассматриваемой статьи УПК отсутствует отношение обвиняемого к гражданскому иску. По тексту и смыслу 314 статьи УПК ее разъяснение можно трактовать так, обвиняемый не соглашаться с возмещением гражданского иска, а основания, предусмотренные законом для применения особого порядка, есть. Читайте все написано.

Чтобы как-то выпутаться из такого нелепого положения, знакомимся с разъяснением п. 18 Постановления Пленума Верховного суда № 60 от 5 декабря 2006г., которое отменяет разъяснение предыдущего Пленума (от 5 марта 2004г. № 1 в пункте 28, который указывал, что…если подсудимый не согласен с предъявленным гражданским иском…дело должно быть рассмотрено в общем порядке…) и разъясняет, по новому как же удовлетворить гражданский иск в уголовном судопроизводстве…читаем «…если по уголовному делу в особом порядке предъявлен гражданский иск…при наличии оснований…можно – оставить его без удовлетворения, прекратить его производство, передать на рассмотрение в гражданский суд»…и дальше не понятная формулировка,… «если это не повлечет изменения фактических обстоятельств дела» – вот так. . написано не по тексту, а по пониманию.

Какие это основания предусматривает законодатель, по которым гражданский иск можно:

— оставить без удовлетворения

— прекратить его производством

— передать на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства

Первое – отказ от иска до удаления суда для вынесения решения, влечет прекращение дела производством (ч. 5 ст. 44 УПК); второе – в случае если необходимо произвести дополнительные расчеты по иску и в связи с этим требуется отложение дела, суд признает за потерпевшим право обращаться на удовлетворение своего иска в суд в общем порядке и продолжает рассмотрение уголовного дела в особом порядке (ч. 2 ст. 309 УПК РФ).
Проанализировав данные основания, по которым гражданский иск может быть прекращен или перенаправлен в гражданский суд в процессе рассмотрения уголовного дела в особом порядке, никаких проблем не вызывает. Более того, в силу ч. 2 ст. 306 УПК если судом вынесен оправдательный приговор, то суд так же отказывает и в удовлетворении гражданского иска.
Вчитываемся дальше в пункт 12 Постановления Пленума № 60 «…гражданский иск может быть оставлен без удовлетворения…», что же это значит?
Уголовный адвокат, практикующий по данной категории дел, по-разному воспринимает данное разъяснение, а судья «прямо» как указанно вышестоящим судом.

Так вот, некоторая часть судейского сообщества, и большая адвокатского, видит это разъяснение следующим образом. Рассматривая уголовного дело в общем порядке, суд может «оставить гражданский иск без рассмотрения» в случае прекращения уголовного дела, с истечением срока давности, примирения, амнистией, отказом обвинителя от обвинения. Законом не предусмотрен порядок вынесения оправдательного приговора.

Тщательно изучая Постановление Пленума Верховного суда № 60 от 5 декабря 2006г., признавшего утратившего силу Постановления № 1 от 2004г., Пленум суда № 60, своими новыми разъяснениями оставил ряд неразрешимых вопросов на практике случаи рассмотрения гражданских исков в уголовном судопроизводстве дел в особом производстве, когда подсудимый отказывается признавать вообще гражданский иск. В адвокатском сообществе назревает вопрос: законно ли будет рассмотрение уголовного дела в особом порядке (после юридических консультаций с адвокатом) в случае непризнания иска подсудимым.

По смыслу пункта 10 части 1 статьи 229 УПК суд в приговоре должен решить вопрос: подлежит ли удовлетворению гражданский иск? Далее, в статьях 307 и 309 УПК должны быть приведены мотивы полного или частичного удовлетворения гражданского иска. Следовательно, при вынесении приговора в особом порядке, суд обязан так же принять решение по заявленному иску.
Каждый адвокат знает, что рассматривая уголовное дело в особом порядке, судья не исследует доказательства и не дает оценку собранным материалам. В процессе рассмотрения уголовного дела суд исследует только личность подсудимого. А гражданский иск, подготовленный адвокатом, требует исследование доказательств.

Наверное правильно будет рассматривать действие судья при рассмотрении уголовного дела в особом порядке без отрыва от общих принципов судопроизводства, которые сводятся к требованиям ст. 17 УПК. Это, прежде всего – судья дает оценку доказательствам по своему внутреннему убеждению, основанному по совокупности в уголовном деле доказательствами и, руководствуется только законом и совестью.

В силу части 7 статьи 316 УПК условием приговора без проведения судебного разбирательства является обоснованность обвинения.

Из этого следует самое главное, если обвинение обоснованно, то и гражданский иск суд имеет право удовлетворить в том объеме, в котором признает его подсудимый.

Практика по вынесению приговоров дел в особом порядке не имеет трудности в их принятии и исполнении, однако принимаемое судом решение в части гражданского иска не всегда законно мотивированно в его отказе.

продолжение.

статью подготовил
адвокат Водопьянов

Смотрите так же:  Договор дарения транспортного средства между родственниками образец

Гражданский иск в уголовном деле в особом порядке

Статья №2635

14.03.2013 ГРАЖДАНСКИЙ ИСК В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ И НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Л.: Издательство Ленинградского университета, 1972. С. 55 — 70. Между тем очевидно, что помимо достижения процессуальной экономии введение подобных норм как нельзя лучше способствовало бы восстановлению прав лиц, потерпевших от преступления, не нарушая при этом прав иных участников судебного разбирательства.

Данная ситуация представляется тем более неудовлетворительной, что гражданский иск в российском уголовном процессе — традиционно важное средство защиты лиц, потерпевших от преступления, позволяющее наиболее эффективно, с соблюдением принципа процессуальной экономии, восстановить их права . Высказанные некоторыми отечественными авторами мнения о несовместимости гражданского иска с уголовным процессом являются единичными, расходящимися с практически общим консенсусом российских процессуалистов в данном вопросе . Гражданский иск в уголовном процессе — не только характерная черта уголовного судопроизводства стран романо-германской системы права , но и, как указывают исследователи, характерная черта отечественного уголовного процесса еще со времен древнерусского права .
———————————
Об этом свидетельствует и статистика. В качестве примера приведем данные из архива Первомайского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики за 2007, 2008, 2009 гг. Так, гражданские иски заявлялись в 2007 г. в 42,4% уголовных дел, в 2008 г. — в 47,5%, в 2009 — в 78,3%. Удовлетворено гражданских исков в уголовных делах полностью или частично: в 2007 г. — 97,9%, в 2008 г. — 97,6%, в 2009 г. — 93,6%.
См., напр.: Бозров В.М. Гражданский иск в уголовном процессе неуместен // Российская юстиция. 2001. N 5. С. 29 — 30. Необходимо отметить, что реально существовавшие проблемы правоприменения, на которые обоснованно обратил внимание автор статьи, не носили неустранимого, системного характера, порожденного самим институтом гражданского иска в уголовном процессе, и в целом были преодолены в УПК РФ 2001 г.
См.: Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. М.: Наука, 1983. С. 125 — 126; Сысоев В., Храмцов К. Так ли уж неуместен гражданский иск в уголовном процессе? // Российская юстиция. 2001. N 10. С. 67 — 68; Бобров К.О. Гражданский иск в уголовном судопроизводстве как средство эффективной правовой защиты человека // Российский судья. 2008. N 5. С. 21 — 24.
См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: В 2-х т. СПб.: Альва, Т. 2. 1996. С. 74 — 77.
См.: Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. СПб.: Издание юридического книжного склада «Право», 1914. С. 221.

Попытаемся в рамках данной статьи выявить реальные проблемы, встающие перед судом и сторонами при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе, проанализировать их и предложить варианты решения.
Право на предъявление гражданского иска — одно из проявлений диспозитивных начал уголовного судопроизводства, расширенных и усиленных законодателем в УПК РФ 2001 г. . В связи с этим вызывает удивление тот факт, что в Кодексе не нашли своего закрепления логически связанные с данным правом и вытекающие из него другие правомочия участников уголовного процесса, как то: право истца увеличить или уменьшить размер исковых требований, право ответчика на признание иска, право сторон на заключение мирового соглашения. Законодатель почему-то счел необходимым закрепить лишь право истца на отказ от иска и последствия такого отказа (ч. 5 ст. 44 УПК).
———————————
См.: Дикарев И.С. Принцип диспозитивности в уголовном процессе России // Журнал российского права. 2008. N 6. С. 73 — 78.

Разумеется, суды вынуждены в этом случае прибегать к аналогии закона, а именно к сходным нормам ГПК РФ. Однако, во-первых, как известно, применение аналогии — отнюдь не самое оптимальное средство преодоления пробелов правового регулирования , да еще и при отсутствии единообразной официально опубликованной судебной практики Верховного Суда РФ. Во-вторых, субсидиарная роль института гражданского иска в уголовном судопроизводстве, отличная от того центрального положения, которое занимает иск в гражданском и арбитражном процессах, обусловливает необходимость весьма и весьма осторожного применения аналогии как инструмента преодоления пробелов в праве. Отсюда, вопреки позиции некоторых авторов , следует, что реализация сторонами уголовного судопроизводства некоторых связанных с разрешением гражданского иска прав, таких как признание иска и ходатайство о заключении мирового соглашения, не должна вызывать вынесение практически безальтернативного решения, которыми суд принимает или удовлетворяет их, как в гражданском процессе (ст. 173 ГПК) .
———————————
См.: Лазарев В.В. Применение советского права. Казань: Издательство Казанского университета, 1972. С. 132 — 147; Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. М.: Юридическая литература, 1967. С. 184 — 186.
См., напр.: Самолин В. Гражданский иск в уголовном процессе и принцип диспозитивности // Законность. 2000. N 9. С. 49 — 50.
Так, ГПК РФ содержит положение о непринятии судом отказа истца от иска, признания иска ответчиком и неутверждении мирового соглашения сторон лишь в том случае, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (ч. 2 ст. 39 ГПК РФ).

Представляется, что в данном случае суд должен воздержаться от вынесения итогового решения до разрешения уголовного дела по существу. Полагаем, что суд должен принять признание иска и утвердить мировое соглашение лишь в следующих случаях: во-первых, при полном совпадении позиции суда и обвинения по вопросам квалификации и по эпизодам; во-вторых, если предпринятая судом переквалификация преступного деяния не привела к уменьшению размера материального вреда, причиненного преступлением (к примеру, переквалификация с грабежа на кражу при оставлении без пересмотра установленной стоимости похищенного имущества).
Другой вопрос, положительный ответ на который можно дать лишь законодательным путем — возможность разрешения гражданского иска по существу при прекращении производства по делу. Как уже было сказано выше, УПК РФ 2001 г. значительно расширил возможность прекращения уголовного дела за примирением сторон в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в преступлении, если лицо, впервые совершившее преступление, примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред, распространив его не только на преступления небольшой тяжести, но и на преступления средней тяжести (ст. 25).
Как показывает повседневная судебная практика, примирение в большинстве случаев напрямую связано с возмещением подсудимым потерпевшему вреда, причиненного преступлением. Прекращение дела за примирением сторон влечет за собой оставление гражданского иска без рассмотрения (ч. 4 ст. 213, ч. 10 ст. 246, ч. 2 ст. 306 УПК).
Однако далеко не всегда подсудимый в состоянии выплатить потерпевшему сразу всю сумму, требуемую в качестве возмещения и (или) компенсации вреда, причиненного преступлением. Именно данное обстоятельство очень часто служит препятствием для прекращения дела за примирением с потерпевшим. Потерпевший, предъявивший гражданский иск, не надеясь на добровольное возмещение (компенсацию) гражданским ответчиком вреда, причиненного преступлением, добивается вынесения судом обвинительного приговора именно как процессуального документа, на основании которого он сможет возбудить исполнительное производство в отношении осужденного. И с логикой его поведения трудно не согласиться. Действительно, в случае прекращения дела за примирением с потерпевшим суд выносит соответствующее постановление, оставляя заявленный гражданский иск без рассмотрения. Таким образом, в случае уклонения лица, в отношении которого уголовное дело было прекращено, от добровольного возмещения (компенсации) вреда, потерпевший вынужден будет вновь обращаться в суд в порядке гражданского судопроизводства. При этом постановление о прекращении уголовного дела в силу ч. 4 ст. 61 ГПК РФ не создает преюдиции при рассмотрении дела в гражданском порядке, что вызывает необходимость для потерпевшего нести бремя доказывания иска в полном объеме.
Между тем, принимая решение о прекращении уголовного дела за примирением сторон (т.е. по нереабилитирующему основанию), суд не ограничивается учетом их волеизъявления, а также иных, перечисленных в ст. 25 УПК, ст. 76 УК РФ условий, но также обязательно устанавливает наличие состава преступления; примирение сторон выступает лишь обстоятельством, освобождающим подсудимого от уголовной ответственности. Таким образом, если фактические и правовые основания иска судом установлены, нет каких-либо принципиальных препятствий для прекращения производства по делу за примирением сторон с одновременным разрешением в итоговом постановлении гражданского иска по существу.
Законодательное дозволение разрешения вопросов гражданского иска в постановлении о прекращении уголовного дела за примирением с потерпевшим, а также по иным нереабилитирующим основаниям, и, соответственно, признание указанного постановления основанием для выдачи исполнительного листа, не менее эффективно, чем судебный приговор, гарантировало бы права потерпевшего на возмещение (компенсацию) вреда, причиненного преступлением. Указанная гарантия, в свою очередь, устранила бы препятствия для прекращения дела за примирением с потерпевшим, сократив число осуждений, вызванных лишь стремлением последнего обеспечить реальное возмещение (компенсацию) вреда.
Введение института особого порядка принятия решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением (гл. 40 УПК) породило ряд новых вопросов, связанных с рассмотрением гражданского иска и, к сожалению, не нашедших единообразного решения ни в Постановлении Пленума от 5 декабря 2006 г. N 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» , ни в иных официально опубликованных судебных постановлениях Верховного Суда РФ.
———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. N 2. С. 2 — 4.

Одним из таких вопросов является вопрос о возможности и пределах оспаривания гражданского иска при рассмотрении дела в особом порядке. Некоторые авторы полагают, что любое оспаривание подсудимым иска в рамках данной формы судебного разбирательства равнозначно оспариванию обвинения, что необходимо расценивать как отказ от рассмотрения дела в порядке гл. 40 УПК РФ, влекущий прекращение рассмотрения дела в особом порядке и назначение его к рассмотрению в общем порядке . По мнению других авторов, оспаривание гражданского иска при рассмотрении дела в особом порядке возможно в ограниченных пределах, а именно в случаях, когда заявленный в иске размер ущерба превышает установленный в обвинительном заключении, а также в случае предъявления иска о компенсации морального вреда .
———————————
См., напр.: Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Практическое пособие / Под ред. В.П. Верина. М.: Юрайт-Издат, 2006. С. 290. Сходной точки зрения придерживается и Д.В. Глухов. См. Глухов Д.В. Совершенствование института особого порядка судебного разбирательства в Российской Федерации: Автореф. . канд. юр. наук. СПб., 2010. С. 17 — 18.
См.: Гричаниченко А. Разрешение гражданского иска при рассмотрении уголовного дела в особом порядке // Уголовное право. 2007. N 5. С. 71 — 75.

На наш взгляд, гражданский ответчик, в том числе если таковым является подсудимый, вправе оспаривать гражданский иск при рассмотрении уголовного дела в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК, в следующих случаях:
1) когда гражданский истец не является одновременно потерпевшим или близким родственником потерпевшего, принявшего на себя права потерпевшего по уголовному делу о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица в порядке ч. 8 ст. 42 УПК. Пример: в результате ДТП, в котором согласно выводу органов предварительного расследования виновен подсудимый, некоторые участники получили тяжкие телесные повреждения и были признаны потерпевшими по уголовному делу, возбужденному по ст. 264 УК РФ, другие же получили телесные повреждения средней тяжести и, соответственно, потерпевшими признаны не были. Однако последние имеют право предъявить в рамках данного уголовного дела иск о возмещении вреда, причиненного ДТП, и тем самым приобрести статус гражданских истцов. Представляется, что никаких правовых препятствий для оспаривания данного иска подсудимым не имеется, поскольку то, как он будет разрешен, никак не повлияет на квалификацию обвинения. Равным образом в рамках указанного дела могут быть предъявлены иски о возмещении имущественного вреда, причиненного данным ДТП.
2) когда потерпевший является одновременно и гражданским истцом, но при этом некоторые (или часть) из заявленных исковых требований не были установлены органом предварительного расследования. Соответственно, неподтверждение или корректировка данных исковых требований в суде также никак не повлияет на объем предъявленного обвинения. Если вновь обратиться к приведенному выше примеру с ДТП, то частью иска, подлежащей оспариванию, будет требование о возмещении материального вреда, причиненного имуществу потерпевших в результате ДТП и требование о компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья потерпевшего (в части размера требуемой денежной суммы в качестве возмещения и компенсации).
Придерживаясь же точки зрения, согласно которой в понятие характера и размера вреда, причиненного преступлением, входят в том числе и факты, не установленные органом предварительного расследования, но указанные в гражданском иске , следует признать, что подсудимый, дабы реализовать свое право на рассмотрение уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства a priori, вынужден признавать любой, пусть даже самый необоснованный, иск потерпевшего, к примеру явно завышенный иск о компенсации морального вреда. Указанный вывод противоречит принципу справедливости не только как принципу гражданско-правовому, но и как принципу уголовно-процессуальному: лишение обвиняемого уголовно-правовых и уголовно-процессуальных льгот, которые он получает, ходатайствуя о рассмотрении его дела в особом порядке, лишь потому, что он полностью или частично возражает против явно необоснованного иска, входит в конфликт с принципом справедливого судебного разбирательства, закрепленным в п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод .
———————————
См., напр.: Гричаниченко А. Указ соч. С. 74 — 75. По мнению данного автора, непризнание обвиняемым гражданского иска (пусть даже и содержащее требования о возмещении (компенсации) вреда, факт и размер которого не установлены органом предварительного расследования) является законным основанием для отказа потерпевшего от ранее заявленного согласия на рассмотрение дела в особом порядке, основанием для аналогичного отказа со стороны прокурора, а также основанием для принятия судом решения о прекращении рассмотрения дела в порядке гл. 40 УПК и назначении дела к рассмотрению в общем порядке.
Подробнее об этом см.: Белоковыльский М.С., Дмитрошкин А.Н., Гуртовенко Э.С. Некоторые вопросы, возникающие в деятельности суда и сторон при рассмотрении уголовного дела в особом порядке // Российский судья. 2009. N 3. С. 25 — 29. С. 26.

Другой актуальный вопрос, также связанный с рассмотрением гражданского иска в уголовном деле, рассматриваемом в особом порядке (гл. 40 УПК), вызван ситуацией несовпадения в одном лице, с одной стороны, потерпевшего и гражданского истца, с другой — подсудимого и гражданского ответчика .
———————————
В этом смысле позиция процессуалистов, согласно которой гражданский истец — это всегда лицо, которому непосредственно причинен вред преступлением, т.е., применительно к УПК РФ 2001 г., потерпевший (физическое или юридическое лицо) или лицо, которому, в случае его смерти, перешли его права (см., напр.: Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1977. С. 53 — 54), в настоящее время не находит своей поддержки ни в нормах ныне действующего УПК, ни в сложившейся судебной практике.

Как явствует из ст. ст. 314 — 317 УПК, гражданский истец и гражданский ответчик не названы в числе лиц, от волеизъявления которых зависит возможность рассмотрения дела в особом порядке. Разумеется, вопрос снимается, если гражданский иск заявлен потерпевшим или его представителем, а ответчиком является подсудимый. Сложнее дело обстоит в ситуации, когда гражданский истец и потерпевший (или его представитель) и, соответственно, гражданский ответчик и подсудимый не совпадают в одном лице. Такая ситуация типична, к примеру, при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных главой 27 УК РФ, т.е. преступлениях против безопасности движения и эксплуатации транспорта. Обратимся еще раз к рассмотренному выше примеру: преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 264 УК РФ, а именно нарушению лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, Правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшему по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека. Предположим, что один из пострадавших в результате ДТП получил тяжкий вред здоровью и, соответственно, приобрел процессуальный статус потерпевшего, другой же — вред здоровью средней тяжести, следовательно, потерпевшим по делу признан быть не мог. Последний, следовательно, может стать стороной уголовного судопроизводства, лишь предъявив гражданский иск и приобретя тем самым статус гражданского истца. При этом он может и не пожелать рассмотрения дела в особом порядке по ряду причин, в частности, не согласившись с обвинением, однако его позиция при выборе данной формы судебного разбирательства в УПК в расчет не принимается.
Еще более худшее положение в этом смысле у гражданского ответчика, которым в настоящее время, как правило, является страховая организация (в части возмещения имущественного вреда) или работодатель водителя, причинившего вред (в части возмещения морального вреда). Данный участник процесса нередко больше остальных заинтересован в оспаривании обвинения, с которым по каким-либо причинам предпочел согласиться обвиняемый. Однако его позиция также не учитывается при принятии решения о рассмотрении дела в особом порядке. В ходе судебного разбирательства указанный участник процесса, впрочем, как и остальные, не вправе оспаривать обвинение.
В силу прямого запрета закона (ст. 317 УПК) данные участники процесса (впрочем, как и вообще стороны судебного разбирательства при рассмотрении дела в порядке главы 40 УПК) не вправе оспаривать приговор по причине несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции, в суде апелляционной и кассационной инстанций .
———————————
Из Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2010 N 4 «О внесении изменения в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2006 г. N 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 4. С. 11) явствует, что Верховный Суд РФ отказался от сформулированной им ранее правовой позиции по вопросам возможности обжалования в надзорном порядке без каких-либо ограничений приговора, определения, постановления суда по делу, рассмотренному в особом порядке.

Смотрите так же:  Налог с зп сколько процентов

Таким образом, для гражданского ответчика, желающего оспорить гражданский иск в той части, в какой он базируется на неправильных выводах суда о событии преступления и о виновности лица, его совершившего, складывается тупиковая ситуация.
Данное обстоятельство относится и к рассмотрению гражданского иска в суде с участием присяжных. В пореформенном уголовном процессе России (с 1864 по 1917 гг.) лицо, потерпевшее от преступления, могло являться стороной уголовного судопроизводства лишь в качестве гражданского истца (ст. 6 Устава уголовного судопроизводства 1864 г.) и в качестве такового без каких-либо ограничений поддерживало иск в ходе судебного следствия и в прениях в присутствии присяжных. По УПК РФ 2001 г. (ч. 2 ст. 347), равно как и по УПК РСФСР 1960 г. (ч. ч. 1 — 2 ст. 458), вопросы гражданского иска не обсуждаются до вынесения присяжными вердикта. Таким образом, и гражданский истец, и гражданский ответчик, не совпадающий с подсудимым, оказываются заложниками немотивированного вердикта, повлиять на который посредством доказывания присяжным правильности своей позиции они лишены.
Оспорить вердикт присяжных по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК, т.е. по несоответствию выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции, они не вправе вследствие прямого запрета ч. 2 ст. 379 УПК. Аналогичная ситуация встает перед истцом, подавшим иск в порядке арбитражного или гражданского судопроизводства после вступления в законную силу приговора, вынесенного в ходе судебного разбирательства с участием присяжных, и перед ответчиком по данному иску, не совпадающим с подсудимым. Преодолеть преюдицию приговора, несмотря на то что в уголовном деле, по которому он был постановлен, данные лица не участвовали, они также не могут.
Выход из данных тупиковых ситуаций видится во внесении в УПК следующих законодательных изменений:
1) в признании ограниченной преюдиции приговоров по уголовному делу, постановленных в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК, а также в суде, с участием присяжных, для суда, рассматривающего дело в порядке арбитражного и гражданского судопроизводства — лишь в отношении лиц, согласившихся или не возражавших против рассмотрения данного дела в

Проблемы рассмотрения в особом порядке уголовных дел при заключенном досудебном соглашении о сотрудничестве, вызванные смешением различных институтов «сделок с правосудием» (Александров Р.А.)

Дата размещения статьи: 14.09.2015

С июля 2009 г. в российском уголовном процессе действует институт досудебного соглашения о сотрудничестве. В качестве цели его внедрения было заявлено «расширение возможностей влияния уголовного и уголовно-процессуального законодательства в противодействии организованной преступности, коррупции, расследовании деятельности преступных сообществ (преступных организаций), члены которых, как правило, отказываются от дачи показаний о преступной деятельности соучастников и организаторов преступлений» . Практика активного применения указанного института в современном российском уголовном процессе за прошедшие с момента его внедрения годы высветила целый ряд проблем, связанных с его использованием. Анализу различных аспектов одной из указанных проблем — необходимости выделения в отдельное производство и рассмотрения в особом порядке уголовного дела в отношении лица, заключившего такое соглашение, — и посвящена настоящая статья.

———————————
См.: Пояснительная записка Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству к проекту Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (о введении особого порядка вынесения судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве». URL: base.garant.ru/5461833.

Из смысла ст. ст. 317.6, 317.7 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) усматривается, что дело в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, в любом случае должно быть выделено в отдельное производство и рассмотрено в особом порядке, без исследования доказательств. Указанное требование напрямую вытекает из положений ст. 317.7, где говорится, что судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводится в порядке, предусмотренном ст. 316 УПК РФ, т.е. без проведения судебного разбирательства.
Нельзя не заметить, что данная норма вступает в противоречие с требованием ч. 1 ст. 154 УПК РФ, которая предоставляет следователю право, а не обязанность выделять в ряде случаев дело в отдельное производство, в т.ч. и в случае заключения с прокурором досудебного соглашения о сотрудничестве. На это обстоятельство вполне справедливо обращает внимание А.С. Александров, отмечая, что «следователь вправе выделить из одного уголовного дела в отдельное производство другое уголовное дело, но по замыслу закона это не является его обязанностью. Согласно ч. 2 ст. 154 УПК РФ, выделение уголовного дела в отдельное производство для завершения предварительного расследования допускается, если это не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешении уголовного дела» . Из описанной ситуации предлагается следующий выход: «При невозможности выделения уголовного дела в отношении подозреваемых, обвиняемых, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве, уголовное дело в отношении их может быть рассмотрено судом в обычном порядке без выделения из дела в отношении всех соучастников преступления. В принципиальном плане ничто не мешает судье провести в данном случае судебное разбирательство по общим правилам и вынести решение, руководствуясь ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ» .
———————————
Александров А.С. Подход к преодолению противоречия в законе, регламентирующего заключение и реализацию досудебного соглашения о сотрудничестве по уголовному делу // Уголовное право. 2011. N 1. С. 54 — 57.
Там же.

Однако Пленум Верховного Суда Российской Федерации (далее — Верховный Суд РФ) в своем Постановлении от 28 июня 2012 г. N 16 разъяснил, что в целях применения судом предусмотренного ст. 317.7 УПК РФ особого порядка судебного заседания и вынесения судебного решения, уголовное дело в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, подлежит выделению в отдельное производство .
———————————
См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» // СПС «КонсультантПлюс».

Таким образом, в соответствии с толкованием указанной нормы, данным Верховным Судом РФ, следователь обязан в любом случае выделить дело в отдельное производство, несмотря на наличие или отсутствие такой возможности, а также невзирая на то, как это отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела. Получается, что уголовное дело в отношении пособника преступления, заключившего досудебное соглашение, должно обязательно рассматриваться отдельно от дела по обвинению исполнителя и организатора, причем в особом порядке без исследования доказательств.
Рассмотрим эту ситуацию подробнее на примере расследования уголовного дела в отношении нескольких лиц по обвинению в совершении преступления в составе организованной группы. При этом организатор и исполнители вину не признают, а пособник заключил досудебное соглашение о сотрудничестве и дает показания, изобличающие организатора и исполнителей.
В отношении пособника дело выделяется в отдельное производство и рассматривается в особом порядке без исследования доказательств. При этом в приговоре указывается, что судом установлено его участие в составе организованной группы лиц, совершившей преступление. Таким образом, вступившим в законную силу приговором суда устанавливается, что имело место преступление, что оно совершено организованной группой, в которую входил пособник, исполнители и организатор в определенное время в определенном месте.
Дело в отношении организатора и исполнителей затем рассматривается в общем порядке. Возникает закономерный вопрос, как должен воспринимать суд вступивший в законную силу приговор в отношении пособника, вынесенный фактически по этому же уголовному делу. На риск возникновения судебной ошибки в данной ситуации справедливо указывает Н.П. Кириллова: «Располагая приговором, вынесенным в упрощенном порядке, суд может признать его имеющим преюдициальное значение при рассмотрении дела соучастников, положить его в основу вынесенного им приговора. Это очень опасный путь. При упрощенном порядке судебного разбирательства доказательства непосредственно не исследуются. Возрастает риск оговора со стороны лица, заключившего соглашение о сотрудничестве, иных лиц, и, соответственно, судебной ошибки» .
———————————
Кириллова Н.П. Назначение наказания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и в случае его нарушения // Правоведение. 2009. N 6. С. 203 — 208.

Ряд ученых и юристов-практиков предлагают следующий выход из этой ситуации — рассматривать дело в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве после рассмотрения в общем порядке «основного» дела в отношении соучастников. Например, В.Н. Курченко считает, что, «если уголовное дело в отношении «изобличителя» выделено в отдельное производство, оно, как представляется, должно рассматриваться последним. Первоначально должно быть рассмотрено уголовное дело в обычном порядке с исследованием доказательств в отношении соучастников. Это актуально при вменении таких оценочных признаков, как «организованная группа», «преступное сообщество» и т.п.» . Такой позиции придерживается большинство опрошенных нами судей, рассматривавших дела в отношении лиц, заключивших досудебные соглашения. Однако указанный подход, очевидно, не решает проблем, связанных с рассмотрением таких дел в суде. Изобличитель, давший показания в ходе предварительного расследования против своих соучастников, должен подтвердить их в суде. В процессе в отношении самого изобличителя он не допрашивается в качестве обвиняемого, поскольку разбирательство происходит в особом порядке. Тем не менее изобличитель должен дать показания в процессе, в котором будут судить его соучастников. Возникает вопрос, как использовать его показания в этом процессе. Очевидно, что допросить его в качестве обвиняемого невозможно, т.к. его в этом процессе не судят и обвиняемым он не является. В настоящее время судебная практика идет по пути его допроса в качестве свидетеля. Признание указанного лица свидетелем ведет к необходимости разъяснения ему права не свидетельствовать против себя, своих близких родственников и предупреждения об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний . Из сказанного следует, что такое лицо под страхом уголовной ответственности обязано дать правдивые показания по делу, по которому оно фактически является обвиняемым, и приговор ему еще не вынесен, чем, очевидно, нарушается его право на защиту.
———————————
Курченко В.Н. Ошибки при рассмотрении уголовных дел в случае наличия досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовный процесс. 2012. N 3. С. 10 — 19.
См.: Кириллова Н.П. Указ. соч. С. 203 — 208.

Следующая проблема применения института досудебного соглашения о сотрудничестве, не нашедшая до настоящего времени однозначного решения в судебной практике, это разрешение гражданского иска в случаях выделения соответствующих дел в отдельное производство. Не ясным остается вопрос о том, каким образом суд должен разрешить гражданский иск при наличии выделенного уголовного дела в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве и «основного» дела, рассматриваемого в общем порядке. В работе С.А. Новикова ставится обоснованный вопрос о том, как обеспечить солидарную ответственность обвиняемых за причиненный вред, если дело, выделенное в отношении сотрудничавшего лица, рассматривается в суде отдельно. «В качестве характерного примера приведем уголовное дело по обвинению группы лиц в совершении хищения денежных средств Российской академии художеств. В рамках этого дела Академия была признана гражданским истцом, предъявившим иск на 26 млн. рублей. В ходе расследования с двумя из пяти обвиняемых были заключены досудебные соглашения о сотрудничестве, дело в отношении их выделено в отдельное производство и направлено в суд первым. Судья, рассмотрев дело в особом порядке, в приговоре указал, что осужденные вдвоем обязаны в полном объеме выплатить истцу сумму иска. При этом судья пояснил, что, хотя иск и предъявлен ко всем пятерым обвиняемым, однако виновными из них пока признаны только двое, поэтому они и должны компенсировать вред. Если же в последующем будет установлена вина остальных обвиняемых, то, по мнению судьи, двое первых смогут предъявить к ним свой иск в порядке гражданского судопроизводства. Очевидно, что такая конструкция не только громоздка с точки зрения надлежащего разрешения вопроса о гражданском иске, но и невыгодна обвиняемым, заключившим досудебное соглашение, поскольку вынуждает их возмещать в полном объеме весь вред, причиненный преступлением» .
———————————
Новиков С.А. Досудебное соглашение о сотрудничестве как основание для выделения уголовного дела // Российский следователь. 2012. N 21. С. 5 — 8.

Можно представить дальнейшее развитие ситуации. В особом порядке судопроизводства гражданский иск подсудимыми не оспаривался и был удовлетворен в полном объеме. Если в дальнейшем, в ходе рассмотрения уголовного дела в отношении остальных соучастников в общем порядке, потерпевший заявит и к ним гражданский иск, после исследования соответствующих доказательств сумма иска будет оспорена подсудимыми и снижена судом. В результате мы получим два вступивших в законную силу решения суда по одному гражданскому иску на разные суммы. Вопрос о том, как исполнять такие решения, остается открытым.
Однако главная проблема применения досудебного соглашения о сотрудничестве, на наш взгляд, кроется в фактической обязанности обвиняемого полностью согласиться с предъявленным ему обвинением. Указанная проблема неоднократно поднималась в литературе. Так, в одной из работ указывалось: «Не совсем ясно, требуется ли согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением при применении особого порядка принятия судебного решения в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. В соответствии с ч. 1 ст. 317.7 УПК РФ судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводится в порядке, установленном ст. 316 УПК РФ, предусматривающей наличие такого согласия. Подозреваемый (обвиняемый), желающий оказывать содействие следствию и заключивший соответствующее соглашение, может быть и не согласен с инкриминируемыми ему преступными деяниями. При согласии обвиняемого с предъявленным обвинением судебное разбирательство следует проводить по правилам ст. 316 УПК РФ. В ином случае суд должен рассматривать уголовное дело в общем порядке, не отменяя льготы, обещанные подсудимому при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» .
———————————
Гранкин К., Мильтова Е. Проблемы применения норм УПК РФ, регулирующих досудебное соглашение о сотрудничестве // Уголовное право. 2010. N 3. С. 76 — 79.

Смотрите так же:  Надзорная жалоба по уголовным делам сроки

Такого же мнения придерживается и С.А Новиков: «Поскольку законодатель пока не внес соответствующих изменений в УПК РФ, Пленуму следовало, на наш взгляд, разъяснить судьям, что выделение дела в подобных случаях — это лишь право следователя. Также, полагаем, требовалось указать, что при поступлении уголовного дела в отношении нескольких лиц, с одним из которых заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, суд рассматривает его в общем порядке, а при соблюдении условий, предусмотренных главой 40 УПК РФ, — в особом порядке. При этом, если обвиняемым выполнены все обязательства, принятые им при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, наказание ему должно назначаться с учетом положений части 5 статьи 317.7 УПК РФ» .
———————————
Новиков С.А. Досудебное соглашение о сотрудничестве: разъяснения получены, но проблемы остались // Российский судья. 2013. N 2. С. 42 — 46.

Такой подход в целом представляется правильным. Следует, однако, обратить внимание на то, что, исходя из требований действующей в настоящее время редакции ст. 317.5 УПК РФ, прокурор, рассмотрев поступившее от следователя уголовное дело в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, а также материалы, подтверждающие выполнение обвиняемым условий и обязательств, предусмотренных соглашением и в случае утверждения обвинительного заключения, выносит представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по данному уголовному делу. Уголовно-процессуальным законом не предусмотрена альтернатива, при которой прокурор выносил бы постановление о выполнении обвиняемым условий и обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве и рассмотрении судом дела в общем порядке. Таким образом, несмотря на то, что в главе 40.1 УПК РФ напрямую не содержится указаний на то, что лицо, заключившее досудебное соглашение о сотрудничестве, должно полностью признать свою вину и согласиться со всеми обстоятельствами, вменяемыми ему следователем, включая размер вреда, причиненного преступлением, из систематического толкования содержания статей данной главы и толкования Пленума Верховного Суда, о котором говорилось выше, можно прийти к выводу, что при выполнении всех указанных в соглашении условий обвиняемый для получения предусмотренного соглашением уменьшенного наказания должен признать свою вину полностью и согласиться со всеми пунктами обвинения. В противном случае прокурор не сможет направить в суд представление, подтверждающее выполнение им условий соглашения, и все соглашение рухнет, несмотря на то, что его условия обвиняемым выполнены.
Более того, в данном случае следует обратить внимание еще на один парадокс — обвиняемый должен согласиться и с теми пунктами обвинения, которые ему предъявлены следователем не только до заключения досудебного соглашения, но и после заключения соглашения, и даже после выполнения обвиняемым всех условий данного соглашения.
Приведем пример. Гражданин А. обвиняется в совершении незаконного производства психотропных веществ (амфетамина) в составе организованной группы, т.е. преступления, предусмотренного п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Максимальное наказание, предусмотренное санкцией этой статьи — 20 лет лишения свободы. Обвиняемый признает свою вину и заключает досудебное соглашение о сотрудничестве с прокурором, в котором обязуется оказать содействие следствию в изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления и розыске имущества, добытого в результате совершенного преступления. В ходе предварительного расследования обвиняемый дает показания, изобличающие лиц, совместно с ним производящих амфетамин, лиц, сбывавших его, и организатора преступной группы. Он подтверждает свои показания в ходе проведения очных ставок, дает следствию реквизиты счета, на который перечислялись денежные средства, полученные от производства психотропного вещества. Таким образом, обвиняемый со своей стороны полностью выполняет все условия соглашения. После этого следователь предъявляет ему новое обвинение, в котором помимо производства амфетамина вменяет ему несколько эпизодов приготовления к сбыту наркотического средства (героина) в крупном размере, т.е. преступления, которого А. не совершал. Как поступить А.? Если он не признает себя виновным в этом преступлении, то выделенное в отношении его дело не сможет быть рассмотрено в особом порядке (в связи с его несогласием с предъявленным обвинением), прокурор не вынесет представления об особом порядке судебного заседания и условие соглашения со стороны государственных органов, предусмотренное ч. 2 ст. 62 УК РФ и касающееся уменьшения наказания, не будет выполнено. Если же он признает себя виновным и согласиться с предъявленным обвинением, в т.ч. и в преступлениях, которые он не совершал, то дело в отношении его рассматривается в особом порядке, без исследования судом доказательств, которых в деле по эпизодам, связанным с приготовлением к сбыту героина, нет, суд постановляет обвинительный приговор по всем пунктам обвинения, но назначает наказание не более чем 1/2 от максимального наказания, предусмотренного за совершение этих преступлений. Таким образом, обвиняемого фактически вынуждают признаться в совершении преступлений, которые он не совершал, и согласиться с приговором суда, вынесенным без судебного разбирательства.
На наш взгляд, к такой ситуации привела системная ошибка законодателя, необоснованно связавшего между собой разные виды «сделок с правосудием», включенные в УПК РФ.
Рассмотрим более внимательно эти «сделки».
Положения норм главы 40 УПК РФ предусматривают заключение «сделки» с обвиняемым, в которой одна сторона (обвиняемый) позволяет экономить время и средства, затрачиваемые на судебный процесс, а другая сторона (государство в лице правоохранительных органов) гарантирует за это снижение максимально возможного наказания. Такая «сделка» возможна, если обвиняемый полностью согласен с предъявленным ему обвинением и не считает нужным его оспаривать в суде. Судебное разбирательство происходит в состязательной форме. Сторона обвинения и сторона защиты отстаивают перед судом свои позиции по делу, подтверждая их представляемыми суду доказательствами и опровергая доказательства другой стороны. Суд выступает в роли арбитра, оценивая представленные доказательства. Если позиция защиты совпадает с позицией обвинения, обвиняемый с ней согласен и нет основания для оспаривания ее в суде, то он заключает «сделку» об экономии судебного времени и государственных средств в обмен на снижение наказания.
При этом если преступление совершено несколькими соучастниками, то для рассмотрения дела в особом порядке они все должны согласиться с предъявленным обвинением в полном объеме и дать согласие на рассмотрение дела без судебного разбирательства.
«Сделка с правосудием», предусмотренная главой 40.1 УПК РФ, имеет совершенно иную природу. По ее условиям одна сторона — обвиняемый — оказывает другой стороне (следователю, прокурору) помощь в получении доказательств, помогающих раскрыть преступление, изобличить соучастников и розыскать имущество, полученное преступным путем. Другая же сторона гарантирует за это снижение наказания. Согласие с предъявленным обвинением по условиям этой «сделки» не требуется и не может требоваться, т.к. она в отличие от «сделки», предусмотренной главой 40 УПК РФ, заключается не после окончания предварительного расследования, когда лицо уже знает, в чем его обвиняют, и может согласиться с обвинением или нет, а на стадии расследования. Итоговое обвинение такому лицу еще не предъявлено, и обвиняемый не знает, что ему будет инкриминировано перед направлением дела в суд. Не может же он обязаться признать себя заведомо виновным в тех преступлениях, в которых его еще не обвиняют!
Положения же ст. ст. 317.4, 317.5, 317.6, 317.7 в той части, в которой они требуют выделения дела в отдельное производство и рассмотрения его в особом порядке без судебного разбирательства, фактически обязывают обвиняемого это сделать.
Таким образом, законодатель допустил необоснованное смешение указанных конструкций, не увидел различия условий этих двух «сделок с правосудием» и создал предпосылки, при которых одна «сделка» автоматически, помимо воли обвиняемого, перерастает в другую.
Зададимся вопросом: какие аргументы можно привести в пользу обязательного выделения уголовного дела в отношении обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве в отдельное производство? Основной аргумент, приводимый сторонниками выделения дела, — обеспечение безопасности такого лица. По-видимому, под обеспечением безопасности имеется в виду возможность удаления из основного дела данного соучастника как обвиняемого, в статусе которого он не сможет избежать огласки своей личности, и введения его в процесс над его соучастниками, которых он изобличает в качестве свидетеля с возможностью давать показания под псевдонимом и скрыть от них свою личность.
Однако приведенный аргумент не выдерживает критики.
Во-первых, далеко не во всех делах необходимо обеспечивать безопасность лица, заключившего досудебное соглашение. В большинстве рассматриваемых дел отсутствует какая-либо угроза безопасности таких лиц. Часто обвиняемые с самого начала расследования знают о заключении с их соучастниками таких соглашений, более того, часто указанные лица и сами обращались с ходатайствами о заключении таких соглашений, но получили отказ. Никакого секрета относительно личности заключившего такое соглашение в этих делах нет. И таких дел большинство. Остается непонятным, зачем в этих случаях идти по сложному пути выделения дела в отдельное производство и рассмотрения его в особом порядке, когда это никак не повлияет на безопасность. В том же небольшом проценте уголовных дел, где действительно необходимо обеспечить безопасность обвиняемого «досудебника», правоприменители сталкиваются с иной проблемой. Даже если дело выделяется в отдельное производство и рассматривается в особом порядке, а в «основном» деле он допрашивается как свидетель под псевдонимом и его подлинные данные в этом деле не разглашаются, содержание показаний такого свидетеля в большинстве случаев без труда позволит идентифицировать его с теми, кого он изобличает в совершении преступления, даже под псевдонимом. Таким образом, требование об обязательном выделении в отдельное производство никоим образом не способствует защите лица, сотрудничающего со следствием, от мести соучастников .
———————————
См. подробнее: Брусницын Л.В. Сотрудничество со следствием: какие трудности в реализации новых норм УПК РФ ожидают правоприменителя // Уголовный процесс. 2009. N 12(60). С. 13 — 17.

Подводя итог сказанному, констатируем, что правильным решением было бы четкое разграничение двух самостоятельных видов «сделок с правосудием», предусмотренных российским уголовно-процессуальным законом, и воздержание от смешения условий их применения.
Так, при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, предусмотренного главой 40.1 УПК РФ, с одним из соучастников дело в отношении всех соучастников, независимо от того, заключили ли они досудебные соглашения о сотрудничестве или нет, признают свою вину или нет, должно рассматриваться в одном судебном производстве в общем порядке. При этом суд, установив, что заключивший досудебное соглашение о сотрудничестве исполнил все его условия и подтвердил данные им показания в суде и в случае подтверждения его вины постановляет в отношении его приговор с учетом положений частей второй и четвертой ст. 62 УК РФ. В особом порядке уголовное дело может быть рассмотрено только в случае, если будут соблюдены условия, предусмотренные главой 40 УПК РФ, т.е. все обвиняемые полностью признают свою вину, согласятся на особый порядок судебного разбирательства, не будут возражать государственный обвинитель и потерпевший. Наказание «досудебнику» в этом случае должно быть назначено также с учетом положений частей второй и четвертой ст. 62 УК РФ при подтверждении прокурором выполнения с его стороны всех обязательств.
И только в случаях наличия реальной, установленной в ходе расследования угрозы безопасности такого лица, его близких и родственников, т.е. в исключительных случаях, дело в отношении заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве может быть выделено в отдельное производство и рассмотрено в особом порядке после рассмотрения «основного» дела в отношении соучастников. При этом к указанному лицу и его родственникам должны быть применены меры безопасности, предусмотренные ст. 11 и п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ. Кроме того, в этом случае следует установить прямой запрет на вменение такому лицу дополнительных составов преступления и эпизодов после заключения с ним соглашения о сотрудничестве в рамках данного уголовного дела. Вопросы, связанные с гражданским иском, разрешенные судом в общем порядке судебного разбирательства в рамках «основного» дела, в таком случае должны иметь преюдиционное значение.

Литература

1. Александров А.С. Подход к преодолению противоречия в законе, регламентирующего заключение и реализацию досудебного соглашения о сотрудничестве по уголовному делу // Уголовное право. 2011. N 1. С. 54 — 57.
2. Брусницын Л.В. Сотрудничество со следствием: какие трудности в реализации новых норм УПК РФ ожидают правоприменителя // Уголовный процесс. 2009. N 12(60). С. 13 — 17.
3. Гранкин К. Проблемы применения норм УПК РФ, регулирующих досудебное соглашение о сотрудничестве // Уголовное право. 2010. N 3. С. 76 — 79.
4. Кириллова Н.П. Назначение наказания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и в случае его нарушения // Правоведение. 2009. N 6. С. 203 — 208.
5. Курченко В.Н. Ошибки при рассмотрении уголовных дел в случае наличия досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовный процесс. 2012. N 3. С. 10 — 19.
6. Новиков С.А. Досудебное соглашение о сотрудничестве как основание для выделения уголовного дела // Российский следователь. 2012. N 21. С. 5 — 8.
7. Новиков С.А. Досудебное соглашение о сотрудничестве: разъяснения получены, но проблемы остались // Российский судья. 2013. N 2. С. 42 — 46.

Возможно Вас заинтересует:

  • Уфа адвокат кабиров равиль Уфа адвокат кабиров равиль Список адвокатов, являющиеся участниками государственной системы бесплатной юридической помощи, в 2019 году Белореченский филиал г. Уфы БРКА, г. Уфа, ул. Рабкоров, д.16/1 1.Исмагилов Редик Вакилович 2.Янгулова Элина […]
  • Договор дарения денег юридическим лицом физическому лицу Дарение юридическим лицом физическому лицу Как известно, отечественное законодательство допускает дарение от лица организаций в пользу обычных граждан. Указанное правоотношение регулируется общими нормами главы 32 ГК, но вместе с тем имеет ряд […]
  • Гражданский кодекс 887 Статья 887. Форма договора хранения 1. Договор хранения должен быть заключен в письменной форме в случаях, указанных в статье 161 настоящего Кодекса. При этом для договора хранения между гражданами (подпункт 2 пункта 1 статьи 161) соблюдение […]
  • Расписка в получении денег за квартиру аренду Расписка за аренду квартиры Зачем и кому нужны расписки? Прежде всего, расписки необходимы как доказательство того, что состоялась передача некой суммы денег от одного физического лица другому. Таким образом, если говорить о рынке аренды квартир, […]
  • Дивиденды газпром налог Дивиденды газпром налог Путеводитель трейдера в рыночных сражениях © 2012-2019, Биржевой навигатор | Карта сайта| Контакты | При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна. Дивиденды газпром налог Налоги «Газпрома» в 2021 году […]
  • Закон о государственной службе кчр Закон Карачаево-Черкесской Республики от 19 июня 2017 г. N 28-РЗ "О внесении изменений в статью 16 Закона Карачаево-Черкесской Республики "О государственной гражданской службе Карачаево-Черкесской Республики" Обзор […]

Author: admin